Удержание вещи как способ обеспечения исполнения обязательства в 2020 году

Самое важное в статье: "Удержание вещи как способ обеспечения исполнения обязательства в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

Обеспечительная передача правового титула – возможно ли это в России?

Партнер коллегии адвокатов «Барщевский и Партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одним из важных элементов, влияющих на развитие экономики любого современного государства, является грамотное правовое регулирование способов обеспечения обязательств. Правовое регулирование этой сферы призвано соблюсти баланс законных интересов должника и кредитора и в тоже время разрешить им использовать юридические конструкции, максимально позволяющие достигнуть экономических целей.

На первый взгляд гл. 23 ГК РФ («Обеспечение исполнения обязательств») содержит достаточный перечень способов обеспечения обязательств: неустойка, залог, удержание вещи, поручительство, независимая гарантия, задаток и обеспечительный платеж. Кроме того, в части второй ГК РФ законодатель предусмотрел специальную возможность защиты интересов продавца таким способом обеспечения обязательства, как удержание правого титула на продаваемое имущество – то есть сохранение на него права собственности до оплаты товара или наступления иных обязательств (ст. 491 ГК РФ), а также посвятил целую главу договору финансирования под уступку денежного требования (гл. 43 ГК РФ).

Однако, понимая, что поименованные в законе способы обеспечения обязательств не способны исчерпывающим образом удовлетворить интересы участников коммерческого оборота, законодатель предоставил сторонам договора возможность создать собственные обеспечительные конструкции (п. 1 ст. 329 ГК РФ).

Иногда в качестве такой конструкции контрагенты выбирают обеспечительную передачу правового титула.

Понятие обеспечительной передачи правового титула

Одним из самых дискуссионных способов обеспечения исполнения обязательств были и остаются способы, предусматривающие обеспечительную передачу правового титула кредитору. То есть такие способы обеспечения, которые предусматривают перевод на кредитора права собственности на вещь (обеспечительная передача права собственности), либо права требования (обеспечительная уступка права).

Сущность этих юридических конструкций сводится к тому, что в целях обеспечения исполнения обязательств по основному договору, должник либо третье лицо переносит на кредитора право собственности на определенную вещь, либо уступает право требования. В случае исполнения должником обязательства кредитор обязан возвратить право собственности на вещь (или перенести право требования при обеспечительной уступке). А в случае неисполнения обязательства кредитор в счет исполнения основного обязательства может оставить имущество за собой либо реализовать вещь по рыночной стоимости. Руководствуясь принципом свободы договора, стороны вправе детально согласовать условия договора и, в частности, решить вопрос о владении вещью, порядок реализации имущества, последствия превышения или недостаточности стоимости имущества для погашения суммы долга и т. д.

Пример. Между Б и Д заключен договора займа, в силу которого Б обязан вернуть Д 10 млн руб. В обеспечение своих обязательств Б передал Д право собственности на нежилое помещение стоимостью 8 млн руб. Б не исполнил принятые на себя обязательства, поэтому Д вправе оставить недвижимость за собой в счет долга либо реализовать ее по рыночной стоимости.

Преимущества и недостатки

Для должника, напротив, залог более предпочтителен, чем передача правового титула – ведь в последнем случае должник утрачивает возможность перезаложить имущество другому кредитору, поскольку больше не является его собственником и не вправе распоряжаться им.

Важным недостатком, имеющим значение для обеих сторон, является высокий риск того, что при возникновении судебного спора, договор может быть признан недействительным как притворная сделка, прикрывающая залог. Например, такой вывод отражен в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 30 июля 2013 г. № 18-КГ13-72. Установив, что действия по получению заемщиком денежных средств сопровождались заключением договора купли-продажи, на основании которого займодавец стал собственником недвижимости заемщика, а также подписанием предварительного договора, позволяющего заемщику выкупить эту недвижимость, суд посчитал, что фактически между сторонами заключен договор займа с залогом недвижимого имущества.

Правовая основа и судебная практика

Каких-либо положений, запрещающих осуществлять перевод правового титула в обеспечительных целях, действующее законодательство не содержит. Кроме того, п. 2 ст. 218 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня видов договоров, на основании которых право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом.

По моему мнению, системное толкование положений действующего законодательства дает основания полагать, что соглашения, предусматривающие перевод правового титула с целью обеспечения обязательства, не противоречат закону и имеют право на существование.

Единственным препятствием для признания законности таких соглашений являются не нормы российского законодательства, а исключительно страх судей перед нестандартными договорными конструкциями. При этом не следует забывать, что титульные способы обеспечения становятся все популярнее в современном международном торговом обороте, а значит, российские суды все чаще будут сталкиваться с подобными соглашениями.

Например, в рамках интеграции законодательства стран-членов Европейского Союза 6 июня 2002 г. была принята Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2002/47/ЕС «О соглашениях по предоставлению финансового обеспечения» (On Financial Collateral Arrangements), посвященная вопросам правового регулирования финансового обеспечения. Одним из видов финансового обеспечения Директива признает соглашение, влекущее возникновение у кредитора права собственности на предоставляемое имущество (title transfer financial collateral arrangement).

По всей видимости, осознавая потребность гражданского оборота в существовании обеспечительной передачи правового титула, ВС РФ однажды уже признал правомерность заключения такого рода договоров (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29 октября 2013 г. № 5-КГ13-113). ВС РФ подчеркнул, что в силу ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств является открытым. Поэтому стороны договора займа вправе предусмотреть в качестве способа обеспечения исполнения обязательства куплю-продажу недвижимого имущества под условием, по которому переход права собственности на объект недвижимости может ставиться в зависимость от исполнения должником (заемщиком) своих обязанностей по договору займа, а сумма займа является одновременно покупной ценой по договору купли-продажи недвижимости.

Таким образом, постепенно в России начинает складываться судебная практика, допускающая заключение договора об обеспечительной передачи правового титула. Вместе с тем, несмотря на прецедентную правовую позицию ВС РФ, риск признания недействительным подобного рода соглашений остается высоким.

Удержание как способ самозащиты гражданских прав (О. Трудова, «Право и экономика», N 9, сентябрь 2006 г.)

Удержание как способ самозащиты гражданских прав

С введением в действие ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в российского гражданском законодательстве появились две новые правовые категории — самозащита и удержание. Встает вопрос: что же между ними общего? В этом мы и постараемся разобраться.

Самозащита является разновидностью защиты гражданских прав, при которой управомоченный субъект защищает свои права самостоятельно, без обращения в суд или иной компетентный орган. Так, Суханов Е.А., Сергеев А.П., Толстой Ю.К. и др. самозащиту относят к неюрисдикционной форме защиты прав. Законодатель включил ее в перечень способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) и посвятил ей отдельную статью ГК РФ (ст. 14).

Читайте так же:  Образец искового заявления о признании договора недействительным в 2020 году

Действие по удержанию вещи осуществляется кредитором, удерживающим вещь самостоятельно, без обращения к юрисдикционным органам (п. 1 ст. 359 ГК РФ). Следовательно, есть все основания относить такие действия к способам самозащиты. Такой подход нашел отражение в судебной практике. Например, ФАС Московского округа в постановлении указал: «. Поскольку удержание является самозащитой (ст. 14 ГК РФ), то в случае подтверждения задолженности судебным актом эта мера оперативного воздействия на должника окажется окончательно утраченной без возможности ее поворота»*(1).

У Д.И. Мейера удержание есть право владельца чужой вещи не выдавать ее собственнику до исполнения лежащего на нем перед владельцем обязательства, причем лицо, удерживающее вещь, не имеет право само удовлетворить свое требование путем продажи или присвоения вещи*(2). Иногда самому факту удержания кредитором вещи, принадлежащей должнику, придается юридическое значение.

С.В. Сарбаш ссылаясь на определение, данное еще О.С. Иоффе*(3), указывает, что под самозащитой в российском праве понимается исключительный порядок защиты гражданского права, который рассчитан на такую чрезвычайную ситуацию, когда в силу особых условий, при которых совершается посягательство на гражданские права, обеспечить их защиту в судебно-арбитражном или административном порядке не представляется возможным», «. обстоятельства, при которых возможно применение удержания, обладают признаками исключительности и чрезвычайности»*(4). В период перестройки, при остром дефиците оборотных средств, для отдельных предприятий удержание было единственной (исключительной) возможностью хотя бы частично компенсировать убытки кредитора в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков, например, по договору поставки.

Обосновывая свою позицию, С.В. Сарбаш ссылается на п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», где указано, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный*(5). В литературе высказывается обоснованное мнение, что самозащита не может быть признана правомерной лишь при совместном наличии двух выделенных Пленумами условий*(6). Ситуация, когда причиненный при самозащите вред хоть и является более значимым, чем предотвращенный, но она соответствует способу и характеру нарушения, не исключает признания самозащиты правомерной. А факт наличия в ГК РФ норм об удержании свидетельствует, о том, что законодатель признает удержание таким способом защиты, соответствующим тем нарушениям, для пресечения которых оно может использоваться.

Иного мнения придерживается Д.В. Новак, который полагает, что «основанием для применения удержания является не требование должника относительно удерживаемой вещи, а нарушение должником прав ретентора (неисполнение в срок обязательства по отплате вещи, возмещению связанных с ней издержек и других убытков ретентора). Именно факт правонарушения со стороны должника позволяет кредитору применить удержание»*(7).

В свою очередь Т.А. Фадеева считает, что «от самозащиты удержание отличается хотя бы тем, что при необходимости обращения взыскания на заложенное имущество кредитор осуществляет это не собственной властью, а в порядке, установленном для обращения взыскания при залоге, в то время как самозащитой достигается восстановление нарушенного права без обращения в суд или иные компетентные органы»*(8). И действительно, согласно ст. 360 ГК РФ, требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

В статье 23 Федерального закона «О залоге» говорится, что «за счет заложенного имущества залогодержатель вправе удовлетворить свои требования в полном объеме, определяемом к моменту фактического удовлетворения, включая проценты, убытки, причиненные просрочкой исполнения, а в случаях, предусмотренных законом или договором, — неустойку; возмещению подлежат также необходимые издержки по содержанию заложенного имущества и расходы по осуществлению обеспеченного залогом требования»*(9).

Основаниями для возникновения права удержания являются: неисполнение должником в срок обязательства по оплате вещи и возмещению издержек и других убытков (ч. 1 п. 1. ст. 359 ГК РФ).

Следовательно, требования, которые могут обеспечиваться правом удержания, всегда носят денежный характер. Для отнесения требования к праву удержания необходимо, чтобы требование являлось следствием реализации обязательства, материальным предметом которого выступала удерживаемая вещь. Предметом права удержания может быть только вещь, являющаяся собственностью должника (или принадлежащая ему на ином праве), т.е. чужая для кредитора. А удержание собственной вещи может рассматриваться только как форма приостановки исполнения обязательства или отказа от исполнения (п. 2 ст. 328 ГК РФ).

Если удерживаемая вещь относится к вещам, ограниченным в обороте, кредитор должен иметь законные полномочия на ее владение (к примеру, надлежаще оформленное право на использование и хранение взрывчатых материалов). Если вещь у лица находится без законных оснований (например, вещь похищена), это лицо не может удерживать ее с целью побуждения собственника к исполнению каких-либо денежных требований, тем более получить удовлетворение за счет ее стоимости. Таким образом, предметом удержания могут быть только те вещи, которыми кредитор владеет на законном основании. Объектом удержания может быть только вещь, которая подлежит передаче должнику (п. 1 ст. 359 ГК РФ). Поэтому иные объекты гражданских прав, указанные в ст. 128 ГК РФ (имущественные права, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности и нематериальные блага), не могут быть объектом удержания.

Также к вещам относятся деньги и ценные бумаги. Как иностранная валюта, так и документарные ценные бумаги могут быть предметом удержания. Бездокументарные ценные бумаги не могут быть объектом права удержания, так как являются разновидностью имущественных прав. Деньги (рубли Российской Федерации), несмотря на то, что закон их относит к вещам, не могут быть предметом права удержания в силу его сущности и целей, стоящих перед ним.

Кредитор в рамках права на удержания вещи имеет следующие права: 1) является титульным владельцем вещи, которую удерживает, следовательно, может совершать фактические действия по обеспечению сохранности предмета удержания (а это не что иное, как самозащита, предусмотренная ст. 14 ГК РФ) а также предъявлять иски по защите прав владельца, не являющегося собственником (ст. 305 ГК РФ); 2) кредитор обладает правом на получение удовлетворения своих требований из стоимости удерживаемой вещи в объеме и в порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК РФ).

Следовательно, нормы ст. 348-350 ГК РФ, регламентирующие порядок обращения взыскания на заложенное имущество и его реализацию, в полной мере применяются при осуществлении указанного полномочия кредитора. В обращении взыскания на удерживаемую вещь может быть отказано, если допущенное должником нарушение будет незначительно, а размер требований кредитора будет явно несоразмерен стоимости удерживаемой вещи.

Читайте так же:  Судебная практика по капитальному ремонту многоквартирных домов в 2020 году

Основной обязанностью кредитора является необходимость принятия мер сохранения удерживаемой вещи, соответствующих обычаям делового оборота. Если кредитор использует удерживаемую вещь, в силу неправомерности такого пользования он должен возместить собственнику или иному титульному владельцу удерживаемой вещи убытки, а также выплатить неосновательное обогащение, возникшее в связи с этим.

Таким образом, решение кредитором задачи по обеспечению и стимулированию надлежащего исполнения должником соответствующего денежного обязательства направлено на совершение кредитором действий по удержанию вещи, подлежащей передаче должнику или указанному им лицу. Следовательно, такое действие полностью соответствует признакам самозащиты и должно рассматриваться как один из ее способов.

аспирант кафедры гражданского и предпринимательского

права Санкт-Петербургского государственного университета

профсоюзов, представитель НП «Правовое бюро «ФЭЛИКС»

«Право и экономика», N 9, сентябрь 2006 г.

*(1) Постановление ФАС Московского округа от 4 апреля 2001 г. N КГ-А41/1363-01.

*(3) Иоффе О.С. Советское гражданское право (курс лекций). Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1958. Т. 1. С. 248.

*(4) Сарбаш С.В. Право удержание как способ обеспечения исполнения обязательств. М.: Статут, 1998. С. 172.

*(5) Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М.: Изд-во «Спарк», 1997. С. 344.

*(6) Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 173.

*(7) Новак Д.В. Соотношение самозащиты гражданских прав и права на удержание // Хозяйство и право. 2002. N 5. С. 102-105.

*(8) Гражданское право: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. Ч. 1. С. 575 (автор главы Т.А. Фадеева).

*(9) Федеральный закон «О залоге» от 29 мая 1992 г. N 2872-1(с изм., внесенными Федеральным законом от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ).

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Удержание как способ самозащиты гражданских прав

О. Трудова — аспирант кафедры гражданского и предпринимательского права Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов, представитель НП «Правовое бюро «ФЭЛИКС»

Проблемные аспекты удержания как способа обеспечения исполнения обязательств

Выясним, чем является удержание.

Е.А. Суханов считает, что это вещное право, которое можно регистрировать (если объектом выступает – недвижимость). А.П. Сергеев, – что это отлагательное возражение, которое правом не является. Б.М. Гонгало, – что это субъективное право, но при этом не конкретизирует, какое оно (вещное или нет), но когда говорит о недвижимости, то упоминает о его регистрации, следовательно, вещное. Получается, если мы не признаем удержание вещным правом, то тем самым отрицаем возможность удержания недвижимости по причине необходимости государственной регистрации, а это является признаком вещного права.

Изначально нужно определиться, право ли это в принципе или только отлагательное возражение, как считает А.П. Сергеев. Во-первых, если говорить о таком объекте удержания, как недвижимость, то можно вести речь об одном из видов вещного права (все-таки права, а не отлагательного возражения). Во-вторых, само понятие – право удержания – свидетельствует о том, что у держателя (кредитора) возникает именно право, состоящее из одного-единственного компонента субъективного права – права требования об исполнении обязательства, а корреспондирует этому праву определенная обязанность должника – исполнить свое обязательство.

Если удержание все-таки право, то какое право? Вещное или обязательственное, или, может быть, вещно-обязательственное? Интересно отметить, что большинство ученых-цивилистов рассматривают удержание только как вещное право. Без сомнений, есть признаки вещных прав – право следования (аналогичное, что и у залога), возможность использования вещно-правовых способов защиты (аналогично залогу), и, как выше было указано, в случае если объектом удержания является недвижимость – регистрация права, а регистрации подлежат вещные права [1].

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Однако по существу это право требования, которое носит обязательственный характер. В подходе Н.В. Южакова такой дилеммы не возникает, при этом он отмечает, что институт удержания носит обязательственный характер. Вывод о том, что оно носит обязательственный характер, возникает на основании сравнения с правом залога, где возможны вещные способы защиты, а здесь нет (но Е.А. Суханов считает, что и здесь они допустимы), и, если нет, значит, нет вещного характера, – заключает Н.В. Южаков. Хотя, думается, здесь такое сравнение не может являться решающим.

Н.В. Южаков считает удержание фактическим беститульным владением (термин владение – элемент права собственности – вещного права). Только почему беститульного? Разве наличие договора и юридического факта (как неисполнение обязательства контрагентом) не предоставляет титульного владения? Если же оно титульное, тогда как любому титульному владельцу-держателю можно пользоваться вещно-правовыми способами защиты, следовательно, признаки вещных прав есть. Но, с другой стороны, это способ обеспечения исполнения обязательств, возникающий из договорных отношений, представляющий собой право требования, что говорит об обязательственном начале. Тогда мы приходим к выводу, что это вещно-обязательственный институт.

Удержание – это односторонняя сделка или договор? Б.М. Гонгало критикует и ту, и другую позицию. Не будем забывать, что право удержания по сути возникает не из договора, а из юридического факта – неисполнения обязательства контрагентом в срок, а значит, это не договор (здесь просто нет воли обеих сторон), но и не односторонняя сделка, так как здесь мы согласимся с доводами Б.М. Гонгало, что действия по удержанию не создают оснований для возникновения, изменений или прекращений отношений (характерно для природы сделок).

И что это тогда? Если здесь имеется воля только одной стороны, то это все равно вряд ли можно считать односторонней сделкой, проще – односторонний акт со стороны кредитора по реализации права на удержание, в этой связи мы разделяем мнение Б.М. Гонгало [2].

Теперь рассмотрим вопрос о соотношении удержания как способа обеспечения исполнения обязательства с удержанием как мерой оперативного воздействия. В литературе высказываются мнения, согласно которым удержание признают мерой оперативного воздействия, действительно, в учебнике Е.А. Суханова мы найдем удержание, отнесенное к мерам оперативного воздействия, связанным с обеспечением встречного удовлетворения. Е.А. Суханов выделяет следующие признаки мер оперативного воздействия, которым, как полагается, должно соответствовать и удержание: правоохранительные меры, имеющие юридический характер, односторонний характер и стимулирующее

воздействие [3]. Два последних признака присущи удержанию, каким мы его рассматриваем.

Мы полагаем, что именно благодаря стимулирующему характеру отечественный законодатель меру оперативного воздействия установил в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, потому что для наших способов это главная функция, и удержание ее выполняет как нельзя лучше. Следовательно, удержание первоначально выступало мерой оперативного воздействия, но сегодня, помимо этого, благодаря своим признакам легально отнесено к способам обеспечения исполнения обязательства.

Читайте так же:  Письмо о подтверждении юридического адреса для налоговой в 2020 году

Рассмотрим, могут ли быть деньги предметом удержания. Интересный вывод делает Б.М. Гонгало: в целом – нет, но в исключительных случаях – да. Например, когда взаимные требования денежного характера, то, конечно, нет смысла, так как это неудобно, и более очевидным представляется вариант с зачетом данных взаимных требований. Но если денежные требования есть только с одной стороны, то такой вариант вполне возможен. Особенно если речь идет о требовании внести плату, в связи с чем удерживается вещь, подлежащая передаче.

Обратная ситуация – с удерживанием денежной суммы в целях получения вещи от контрагента – тоже возможна. Любые ли денежные средства могут выступать в таких отношениях?

Распространено мнение, что безналичные средства, в отличие от наличных, к вещам не относятся, и в этой связи не могут выступать объектом гражданских правоотношений. В той и другой ситуации речь идет об одностороннем отказе от совершения определенных действий, точно так же они будут совершены, если контрагент выполнит свое обязательство, поэтому противоречий, по крайней мере внешне, мы не видим [4].

В конце рассмотрим ситуации, когда все-таки удержание не смогло выполнить своей цели – исполнения обязательства. Тогда возможны два варианта: продажа вещи на торгах (по аналогии с залогом) и оставление у себя с появлением права собственности на вещь.

И здесь возникает вопрос: с какого момента у держателя может возникнуть право собственности – с момента истечения срока исковой давности или с какого-то другого? Скорее всего, с истечением срока исковой давности, как в случае с добросовестным приобретением. Иного срока мы здесь не видим, а отсутствие каких-либо сроков ведет к нивелированию стимулирующей функции удержания. Если же у него не может возникнуть это право, то возникает двоякая ситуация: у кредитора нет права, но есть вещь. А у должника нет вещи, но есть уже ничем не защищаемое право («голое» право), тем не менее такая ситуация должна быть разрешена в пользу признания права собственности за держателем. А если предметом удержания являются деньги, то возможно говорить о приоритете ситуации, когда деньги остаются у залогодержателя, так как понятие реализации к ним не применимо.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Профессионально об актуальном: Обеспечение исполнения обязательств. Задаток

Обеспечение исполнения обязательств – это специальные правовые меры, преследующие своей целью побудить должника к своевременному исполнению обязательства и предотвращающие наступление невыгодных для него последствий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения, а также защищающие интересы кредитора в указанных случаях. Другими словами, это те инструменты, которые стимулируют стороны быть добросовестнее в исполнении своих обязательств.

Способы обеспечения исполнения обязательств указаны в статье 310 Гражданского кодекса Республики Беларусь, а именно: неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, гарантия, банковская гарантия, задаток и другие способы, предусмотренные законодательством или договором. Законодательство содержит открытый перечень способов обеспечения, что дает возможность сторонам обязательства использовать иные не противоречащие законодательству обеспечительные сделки.

Обеспечение, как правило, выполняет две функции:

  • стимулирующую – понуждение должника исполнить обязательство надлежащим образом под угрозой лишения имущества либо наступления иных неблагоприятных правовых последствий материального характера;
  • гарантийную (компенсационную) – обеспечение призвано компенсировать либо предотвратить неблагоприятные для кредитора последствия.

В данном случае хотелось бы более подробно остановиться на задатке, как одном из способов обеспечения исполнения обязательств. В соответствии со статьей 351 Гражданского кодекса Республики Беларусь, задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Задаток выполняет следующие функции:

Задаток всегда представляет собой денежную сумму, размер которой определяется по усмотрению сторон. В силу предписаний закона другие имущественные ценности (такие как ценные бумаги, изделия из драгоценных металлов и т.п.) не могут быть предметом задатка. Сумма задатка законом не оговорена, но задаток не может быть больше окончательной суммы платежа по договору.

Как правило, размер задатка определяется соглашением сторон. В некоторых случаях допускается установление денежной суммы в качестве задатка по усмотрению одной стороны, в частности при проведении торгов размер задатка определяется организатором торгов, если иное не предусмотрено законодательством (п. 4 ст. 418 ГК, согласно которому участники торгов вносят задаток в размере, сроки и порядке, которые указаны в извещении, в счет исполнения обязательств по заключенному договору).

В отличие от правил, предусмотренных ст. 162 ГК, соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме. Поскольку в ГК не говорится о том, что несоблюдение письменной формы соглашения о задатке приводит к его недействительности, то в таком случае наступают общие последствия несоблюдения простой письменной формы сделки, определенные ст. 163 ГК, а именно в случае спора стороны лишаются права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Это, однако, не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Несоблюдение письменной формы соглашения о задатке делает невозможной ссылку на факт уплаты денежных сумм в качестве задатка как на подтверждение заключения договора, а также на применение к стороне, нарушившей договор, последствий, предусмотренных ст. 352 ГК, если только факт уплаты задатка не будет подтвержден иными письменными доказательствами.

Пунктом 3 статьи 351 предусмотрено, что в случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, а эта ситуация возможна вследствие несоблюдения правила о письменной форме соглашения о задатке, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное. Аванс же отличается от задатка тем, что он не выступает в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, не удостоверяет заключение договора. Сторона, получившая аванс, в случае неисполнения договора возвращает его уплатившей стороне, за исключением случаев, когда в силу законодательства или договора право на вознаграждение сохраняется и при неисполнении договора.

Если договором предусмотрена уплата задатка, то договор будет считаться заключенным только после внесения обязанной стороной указанной в качестве задатка суммы.

Оговоренные в статье 352 последствия прекращения обязательства, обеспеченного задатком, либо его неисполнения по обстоятельствам, за которые стороны не могут нести ответственности, сводятся к следующему. Если обязательство прекращается до начала его исполнения по соглашению сторон, задаток должен быть возвращен стороне, его уплатившей. Подлежит возврату задаток и при прекращении обязательства вследствие невозможности его исполнения (в соответствии с п. 1 ст. 386 ГК, если в двустороннем договоре исполнение стало невозможным для одной из сторон вследствие обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, она (сторона), при отсутствии в законодательстве или договоре иных указаний, не вправе требовать от другой стороны удовлетворения по договору. Каждая из сторон вправе требовать от контрагента возврата всего, что она исполнила, не получив встречного удовлетворения).

Читайте так же:  Является ли газопровод объектом капитального строительства в 2020 году

В случае виновного неисполнения обязательства, обеспеченного задатком, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она должна уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Кроме этого виновная сторона возмещает другой стороне убытки, вызванные неисполнением. Такие убытки возмещаются с зачетом либо без зачета суммы задатка (норма об убытках носит диспозитивный характер, поэтому в договоре стороны могут ограничиться только потерей суммы задатка, либо, наоборот, оговорить, что задаток при взыскании убытков не учитывается).

Это значит, что ответственная за неисполнение договора сторона, давшая задаток, возмещает другой стороне убытки в части, превышающей сумму задатка. Равным образом, если в неисполнении договора виновна сторона, получившая задаток, она возмещает ущерб в части, превышающей однократную сумму задатка.

Следует также отметить, что, формулируя правила о последствиях невыполнения сторонами договора, обеспеченного задатком, законодатель ограничивает сферу их применения только случаями неисполнения обязательства в полном объеме. В случае ненадлежащего исполнения обязательства ответственность должна наступать по правилам, изложенным в гл. 25 ГК «Ответственность за нарушение обязательств».

На практике нотариусы сталкиваются с вопросом, какие документы должны предоставить стороны для заключения соглашения о задатке. Статья 74 Закона Республики Беларусь «О нотариате и нотариальной деятельности» содержит информацию о том, каким образом нотариус осуществляет правовую оценку удостоверяемой сделки. Исходя из содержания этой статьи, нотариус, принимая во внимание тот факт, что соглашение о задатке является, так скажем, первым этапом, предворяющим наступление второго этапа – непосредственно договора отчуждения имущества, обязан проверить те обстоятельства, которые впоследствии могут стать препятствием для заключения основного обязательства, а именно – договора отчуждения. А для этого, кроме правоустанавливающего документа на будущий предмет договора отчуждения, нотариус обязан, по моему мнению, проверить в отношении недвижимого и движимого имущества – наличие арестов (запрещений) отчуждения, а в свою очередь, в отношении недвижимого имущества – наличие прав и интересов третьих лиц (супруга, зарегистрированных в жилом помещении граждан, несовершеннолетних лиц), проверить актуальный состав имущества и его принадлежность по выпискам агентства по государственной регистрации и земельному кадастру.

Анализируя судебную практику можно отметить, что если соглашение о задатке совершено в установленной форме и с соблюдением всех установленных законодательством требований, оснований для установления факта ничтожности соглашения о задатке и применения последствий недействительности указанной сделки в судебном порядке быть не должно. Кроме этого, если обстоятельств, свидетельствующих о прекращении обязательства, обеспеченного задатком, до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности его исполнения, судом не установлено, то все последствия, предусмотренные в соглашении о задатке, а именно: в случае виновного неисполнения обязательства, обеспеченного задатком, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны, если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она должна уплатить другой стороне двойную сумму задатка, имеют место быть.

Алла Яковец,
нотариус Гомельского нотариального округа

Материал предоставлен Белорусской нотариальной палатой для Национального правового Интернет-портала Республики Беларусь
При использовании материала гиперссылка на источник обязательна!

Diplom Consult.ru

Статья 359. Основания удержания 1. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели. 2. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом. 3. Правила настоящей статьи применяются, если договором не предусмотрено иное.

Право удержания характеризуется следующими чертами: а) производностью (Оно может возникнуть постольку, поскольку существует обязательство и данное обязательство должником не исполняется); б) неделимостью предмета удержания (Кредитор вправе удерживать всю вещь целиком (все имущество, подлежащее передаче). Однако, учитывая, что удержание имущества есть право (а не обязанность) кредитора, вполне допустима передача части вещей должнику или указанному им лицу с удержанием другой части имущества); в) незаменимостью предмета удержания (Право удержания в соответствующих случаях распространяется на имущество, находящееся у кредитора (а не передаваемое ему с целью обеспечения исполнения обязательства)).

Основаниями возникновения права удержания являются следующие юридические факты: а) неисполнение должником в срок обязательства по оплате вещи; б) неисполнение должником в срок обязательства по возмещению кредитору связанных с данной вещью издержек и других убытков; в) неисполнение обязательства в иных случаях, если его стороны действуют как предприниматели.

Предметом удержания может быть только вещь — вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, им указанному. При этом не имеет значения, является ли должник собственником данной вещи, обладателем права хозяйственного ведения и т.п., или его право требовать передачи базируется на иных основаниях. Удерживаться может как вещь, которая находилась у кредитора на момент нарушения обязательства должником, так и вещь, попавшая в законное владение кредитора впоследствии. Никаких ограничений права удержания в зависимости от вида вещей, находящихся у кредитора, закон не содержит. Плоды, продукция и доходы удерживаемой вещи также включаются в предмет удержания. Срок существования права удержания не ограничен: кредитор вправе удерживать вещь до тех пор, пока должник не исполнит обязательство. В то же время право удержания нельзя рассматривать в качестве бессрочно существующего. По прошествии более или менее длительного времени кредитор обязан либо передать вещь должнику или указанному им лицу, либо удовлетворить свои требования за счет удерживаемого имущества (в обоих случаях право удержания прекращается).

Ретентору принадлежат два правомочия: — удерживая вещь, ретентор является ее титульным владельцем, а потому может совершать фактические действия по обеспечению сохранности предмета удержания (самозащита — ст. 14 ГК), а также предъявлять иски по защите прав владельца, не являющегося собственником (ст. 305 ГК). — ретентор обладает правом на получение удовлетворения своих требований из стоимости удерживаемой вещи в объеме и в порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК).

Удержание имущества должника является обеспечительной мерой, причем мерой, обеспечивающей исполнение обязанностей, входящих в содержание именно обязательственных отношений (а не любых юридических отношений).

Статья 360. Удовлетворение требований за счет удерживаемой вещи Требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

Наделяя кредитора правом удерживать вещь должника в случае неисправности последнего, целесообразно решить вопрос о правовом режиме соответствующего имущества в случае, если, несмотря на его удержание, должник не исполняет обязательство. Правильнее всего удовлетворить требования кредитора за счет этого имущества. При этом «изобретать» какой-то особый порядок обращения взыскания на удерживаемое имущество вряд ли требуется — можно использовать соответствующие нормы, относящиеся к залогу. Такой подход отвечает принципу нормативной экономии и отражает тенденцию к унификации правовых норм.

Читайте так же:  Срочный контракт считается заключенным на неопределенный срок в 2020 году

Неустойка, удержание и задаток как способы обеспечения исполнения обязательств

Неустойка как способ обеспечения исполнения обязательств

Согласно п. 1 ст. 330 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего ис­полнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Относится к акцессорным (дополнительным) способам обеспечения исполнения обязательств.

Сущность неустойки:

    • создание ею угрозы наступления для должника определенной имущественной невыгоды в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (не­устойка является одной из форм санкций в обязательстве , т.е. неотъем­лемым элементом самого обязательства).

Ст. 331 ГК РФ устанавливает, что соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.

Обеспечительная функция неустойки:

    • она является дополнительной санкцией за неисполнение или ненадлежа­щее исполнение обязательства помимо общей санкции в форме воз­мещения убытков (ст. 393 ГК).

Она проявляется в том, что:

    1. убытки могут быть взыска­ны, если они действительно имели место, неустойка — взыскивается независимо (соглас­но п. 1 ст. 330 ГК по требованию об уплате неустойки кредитор не обя­зан доказывать причинение ему убытков);
    2. размер убытков, особенно при длящихся нарушениях, определяется после факта неисполнения или ненадлежащего исполне­ния обязательства; размер неустойки известен заранее (кредитор может взыскать неустойку, не дожидаясь ни возник­новения убытков, ни точного определения их размера);
    3. чем большее значение придается исполняемому обяза­тельству, тем выше устанавливается размер неустойки и ярче прояв­ляется ее штрафной характер (в то же время, если размер подлежащей взысканию неустойки будет явно несоразмерен последствиям нару­шения обязательства, суд вправе по своему усмотрению уменьшить неустойку — ст. 333 ГК).

Виды неустойки:

    • штраф (однократно взы­скиваемую, заранее определенную денежную сумму);
    • пеня (оп­ределенный процент от суммы долга, установленный на случай про­срочки его исполнения и подлежащий периодической уплате, т.е. по сути длящуюся неустойку, например, 0,5% от суммы просроченного займа за каждый месяц просрочки).

Принято также различать:

    1. договорную неустойку, которая устанавли­вается письменным соглашением сторон и условия исчисления и при­менения которой определяются исключительно по их усмотрению;
    2. законную неустойку, т.е. неустойку, установленную законодательст­вом и применяемую независимо от соглашения сторон (ст. 332 ГК).

Среди договорной и законной неустойки выделяют:

    • зачетную неустойку (размер которой засчитывается в общую сумму убытков);
    • альтернативную неустойку (когда по выбору кредитора взыскиваются либо убытки, либо неус­тойка);
    • исключительную неустойку (когда допускается взыскание только неустойки и исключается взыскание любых убытков);
    • штрафную неустойку (когда убытки взыскиваются в полной сумме сверх неустойки) (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК).

Исключительная неустойка по сути является случаем ограничения размера ответственности (когда, например, транспортная организация за непредставление перевозочных средств уплачивает только штраф и не возмещает убытки, понесенные грузоотправителем) и в силу это­го имеет исключительный характер.

Штрафная неустойка, взыскивае­мая наряду с убытками, напротив, расширяет его и потому тоже долж­на составлять исключение.

Ра­зумеется, законная неустойка взыскивается лишь по инициативе по­терпевшей стороны, а если она предусмотрена диспозитивной нормой закона, то лишь постольку, поскольку соглашением сторон не преду­смотрен иной ее размер. Законную неустойку стороны по своему соглашению вправе лишь увеличить (если закон не запрещает этого), но не могут уменьшить.

Договорную неустойку стороны вправе изменить своим соглашением как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. При большом размере неустойки она может быть уменьшена судом в случае явной несоразмерности ее суммы с последствиями нарушения обязательства (ч. 1 ст. 333 ГК).

Во многих случаях неустойка не покрывает все понесенные потер­певшим убытки. Поэтому за ним сохраняется право на их взыскание, однако лишь в части, не покрытой неустойкой (абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК).

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств

Удержание имущества должника заключается в праве кредитора, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (ст. 359 ГК РФ).

Особенности удержания вещи:

    1. удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели ;
    2. кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что права на нее приобретены третьим лицом (не должником);
    3. для реализации этого права кредитору не требуется, чтобы возможность удержания вещи должника была предусмотрена договором (однако, сторонам предоставлено право предусмотреть в договоре условие, исключающее применение удержания — п. 3 ст. 359 ГК РФ).

Если, несмотря на принятые кредитором меры по удержанию вещи, должник тем не менее не исполнит свое обязательство, кредитор вправе обратить взыскание на удерживаемую им вещь (ст. 360 ГК РФ). При этом стоимость вещи, объем и порядок обращения на нее взыскания по требованию кредитора определяются в соответствии с правилами, установленными для удовлетворения требований залогодержателя за счет заложенного имущества (ст. 349-350).

Задаток как способ обеспечения исполнения обязательств

Задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения (ст. 380 ГК РФ).

Соглашение о задатке независимо от суммы задатка должно быть совершено в письменной форме .

В случае сомнения в отношении того, является ли сумма, уплаченная в счет причитающихся со стороны по договору платежей, задатком, эта сумма считается уплаченной в качестве аванса, если не доказано иное.

Задаток применяется в отношениях граждан, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Последствия прекращения и неисполнения обязательства, обеспеченного задатком (ст. 381 ГК РФ):

    1. При прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (статья 416) задаток должен быть возвращен.
    2. Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны.
    3. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка .
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Сверх того, сторона, ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное.

Удержание вещи как способ обеспечения исполнения обязательства в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here