Судья принимает решение на основании внутреннего убеждения в 2020 году

Самое важное в статье: "Судья принимает решение на основании внутреннего убеждения в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

Независимость судей и подчинение их только закону

Это следующий из ряда принципов, относительно которых присутствуют разногласия теоретиков (выделять в отдельный принцип — не выделять). Независимость судей и подчинение их только закону — концептуальное положение, вытекающее из такого принципа построения правового государства как принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, и вряд ли здесь можно спорить о необходимости выделения данного положения в отдельный принцип, он, если можно так выразиться, автоматически попадает в ранг принципов УСП.

В ст. 120 Конституции Российской Федерации записано, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону».

В силу данного принципа судьи рассматривают и разрешают уголовные дела, руководствуясь уголовно-процессуальным и уголовным законом. Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Никто не вправе оказывать давление на судей и присяжных заседателей и указывать, как должно быть разрешено конкретное уголовное дело. Любое воздействие на судей, народных или присяжных заседателей с целью воспрепятствовать объективному рассмотрению дела либо добиться вынесения незаконного решения преследуется в уголовном порядке (ст. 294 УК).

В Законе о статусе судей в Российской Федерации определены гарантии независимости судьи, включая меры его правовой защиты, материального и социального обеспечения (ст. 9 — 12) Закон «О статусе судей в Российской Федерации» 26 июня 1992 года в ред. от 21 июня 1995 г.. Гарантии независимости и неприкосновенности присяжного заседателя определены в ст. 87 УПК

Здесь важно подчеркнуть, что гарантия независимости судьи и присяжного заседателя обеспечивается предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия. Это означает, что сама процедура осуществления правосудия должна обеспечивать судьям свободное от чьих-либо мнений требований рассмотрение и разрешение дела, в том числе и выражение своего убеждения по делу при совещании судей («тайна совещательной комнаты» — ст. 302 УПК).

Недопустимо незаконное воздействие на присяжного заседателя (ст. 445 УПК). Гарантией этого должен быть запрет участникам процесса, а также свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам на протяжении всего разбирательства дела судом присяжных общаться, помимо установленного порядка, с присяжным заседателем, участвующим в рассмотрении этого дела.

Любой присяжный заседатель может быть отстранен председательствующим от дальнейшего участия в деле в случае, когда у него возникнут основания полагать, что этот присяжный заседатель утратил объективность, необходимую для разрешения дела в соответствии с законом, в результате оказанного на него незаконного действия (ч. 2 ст. 445 УПК).

Правосудие — самостоятельная область государственной деятельности, свободная от чьего бы то ни было руководства и надзора. Государственная власть, декретировавшая независимость судей, сама обязана соблюдать провозглашенный ею же принцип.

Подзаконность и независимость судей — две стороны одной и той же медали. Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна при условии ограждения судей от влияний внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол. Данный принцип тесно связан с рассматриваемым ранее принципом равенства всех перед законом и судом.

Во всех судебных стадиях процесса судья решает все вопросы на основании закона, по своей совести, по своему внутреннему убеждению, в результате исследования всех обстоятельств дела в их совокупности и собственной оценки доказательств (ст. 71 УПК). В судебном разбирательстве суд, по общему правилу, не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении, как не связан мнением сторон при решении всех вопросов, возникающих в ходе рассмотрения дела, и кругом представленных ими доказательств. Поэтому суд может по ходатайству одной из сторон или по собственной инициативе вызвать в суд свидетеля, эксперта, т. е. восполнить недостающие в деле доказательства. Суд (судья) может не признать доказанным все обвинение лица или его часть и в соответствии со своим убеждением изменить обвинение или оправдать подсудимого (ст. 254, 309 УПК).

В суде присяжных в случаях, когда обвиняемый полностью признает себя виновным, при наличии определенных в законе условий, судья может ограничить судебное следствие или объявить судебное следствие оконченным. Однако такое решение судьи не зависит только от мнения и поведения сторон, а возможно только тогда, когда сделанное признание «не вызывает у судьи сомнений» (ст. 446 УПК).

Принцип независимости судей и подчинения их только закону определяет также взаимоотношения судов различных звеньев. Кассационная и надзорная инстанции, отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и самостоятельность (ч. 2 ст. 352, ч. 7 ст. 380 УПК). При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции независим в выводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в отношении применения уголовного закона и назначения наказания. Интерпретация закона является исключительной прерогативой суда, разрешающего дело, и эта область деятельности закрыта для постороннего влияния. Иное придало бы решению вышестоящего суда, отражающему толкование уголовного закона, силу нормативного акта.

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).

Независимость судей и подчинение их только закону проявляет себя не только вовне, но и внутри самой судебной коллегии, усиливая в ней коллегиальное начало. Каждый судья свободно выражает свое мнение по всем обсуждаемым вопросам и при несогласии с вынесенным решением может изложить свое особое мнение, которое приобщается к делу (ст. 307 УПК).

Кроме того, данный принцип оберегает судей от собственных впечатлений, ранее выраженных убеждений по рассматриваемому делу. Так, судья, принимавший участие в рассмотрении дела в одной судебной инстанции, не вправе участвовать в рассмотрении того же дела в другой судебной инстанции, а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции после отмены приговора или определения о прекращении дела, постановленного с его участием (ч. 1 ст. 60 УПК).

Читайте так же:  Служебная записка на заключение договора оказания услуг в 2020 году

Осуществление правосудия судьями с предубежденным отношением к тому или иному участнику процесса парализует права последнего на защиту и ведет к постановлению неправосудного приговора.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону — проводник законности и справедливости в правосудии. Его содержание глубоко демократично, нравственно, гуманно. Осознание судьями необходимости свято блюсти закон при отправлении правосудия в силу своего долга, принимать по делу справедливые решения по своей совести и внутреннему убеждению независимо от политических взглядов и симпатий (в личностном качестве), решительно пресекать любые попытки вмешательства в разрешение конкретных дел и в предусмотренном законом порядке ставить вопрос о привлечении виновных в этом к ответственности — это и юридический, и нравственно-этический аспект судебной деятельности.

Исполнение предписаний этого принципа требует от судей высоких профессиональных и морально-психологических качеств, мужества и твердости характера, обостренного чувства справедливости, чтобы противостоять любому посягательству на их независимость и выполнить свой долг так, как повелевает закон и голос совести.

Независимость судей обеспечивается также порядком замещения должности судьи (п. «е» ст. 83 Конституции), неограниченностью срока их полномочий (ст. 11 Закона о статусе судей), несменяемостью судей (ст. 121 Конституции, ст. 14 Закона о статусе судей), неприкосновенностью (ст. 122 Конституции, ст. 163 Закона о статусе судей).

На основании чего судья принимает решение: на основании внутреннего убеждения.

Какой закон и статья?

«Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. В силу с 10.08.2017)

«»Статья 195. Законность и обоснованность решения суда

«»1. Решение суда должно быть законным и обоснованным.

«»2. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Спасибо, что проконсультировали!

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полным, объективным и непосредственном исследование имеющихся в деле доказательств.

Хороший ответ. Спасибо!

«Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. В силу с 10.08.2017)

«»Статья 67. Оценка доказательств

«»1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

«»2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

«»3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Судья принимает решение на основании внутреннего убеждения в 2020 году

Одной из важных гарантий постановления законного и обоснованного приговора является оценка доказательств по внутреннему убеждению судей, сложившемуся в ходе судебного разбирательства. Обязанность судьи подчиняться только закону и принимать решения по своему внутреннему убеждению вытекает из независимости судей. Внутреннее убеждение судей рождается и формируется на основании фактических данных в процессе исследования доказательств в судебном следствии, являясь его результатом. Под внутренним убеждением судей следует понимать их уверенность в правильности решения, принимаемого ими по делу, основанную на проверке и оценке всей совокупности доказательств, исследованных ими в процессе судебного разбирательства. Отражение оценки доказательств судом происходит в описательно-мотивировочной части приговора в виде обоснования и мотивировки принятого решения.

Одним из факторов, влияющим на формирование внутреннего судейского убеждения, является изучение уголовного дела в стадии назначения судебного заседания. Как показал проведенный нами опрос, 96 % судей изучают дело, поступившее к ним от прокурора, в полном объеме, лишь 2 % опрошенных указали, что знакомятся только с обвинительным заключением и теми доказательствами, к которым оно отсылает.

Знакомство с письменными материалами дела неизбежно формирует мнение о доказанности фактических обстоятельств дела, влияя на последующее решение вопроса о виновности: 53 % опрошенных судей на вопрос о том, формируется ли у них убеждение в виновности или невиновности лица на стадии назначения судебного заседания, ответили положительно. Отрицательный ответ на этот вопрос дали 39 % опрошенных; число их уменьшается с увеличением стажа судьи: от 50% впервые назначенных судей до 0% среди судей с максимальным стажем.

По нашему мнению судье необходимо четко осознавать, что его убеждение основано на материалах, исследованных и проверенных другими лицами; изучение судьей материалов необходимо исключительно для решения вопроса о достаточности их для рассмотрения дела в судебном заседании, где уже и будет приниматься решение по существу. Вопрос о недопустимости для судьи руководствоваться своим убеждением, сложившимся на основе изучения поступившего дела, — это, в конечном счете, вопрос его правосознания и правовой культуры.

Еще одним условием формирования внутреннего судейского убеждения является объективное и беспристрастное отношение суда ко всем участникам дела. Предвзятое отношение, «пристрастность» суда к одной из сторон неизбежно влечет одностороннюю оценку доказательств и, соответственно, неправильное формирование внутреннего судейского убеждения. То, что отечественные судьи более благосклонны к стороне обвинения, чем к стороне защиты, общеизвестно. Еще Л.Е. Владимиров подметил, что «ревнивое око судьи везде видит зло, преступление. Но самая главная беда от предвзятости мнения состоит в том, что все, обвиняющее подсудимого, кажется предубежденному судье вероятным, все же, оправдывающее, невероятным.

Обвинительный уклон детерминирован, помимо прочего, и отношением общества, которое значительно сильнее боится того, что лицо, совершившее преступление, избежит наказания, нежели того, что основополагающие права и свободы конкретной личности будут необоснованно ограничены государством. В такой ситуации система неизбежно ущемляет права индивида, ставя уровень их защищенности в зависимость от нравственного облика конкретных правоприменителей (следователей, прокуроров, судей), а ошибки соответствуют идеологии лучше осудить невиновного, чем отпустить виновного.

Сущность беспристрастности в процессе формирования внутреннего судейского убеждения составляет непредвзятое отношение к каждому субъекту уголовного судопроизводства и предоставленным им доказательствам. Моисеева Т.В. отмечает, что «объективность — это такое отношение к рассмотрению дела, которое позволяет выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, а также смягчающие и отягчающие его наказание обстоятельства. Эти два явления неразрывно связаны: суд, утративший беспристрастность, не может более оставаться подлинно объективным; необъективность суда, в свою очередь, исключает его беспристрастность, ибо необоснованное предпочтение доводам одной стороны говорит о предвзятом отношении к другой.

Читайте так же:  Основания для получения гражданства рф иностранным гражданам в 2020 году

Итак, судья обязан предпринять все меры для того, чтобы исключить сомнения в своей пристрастности и необъективности. Необходимо выслушать всех свидетелей, изучить все предоставленные доказательства, принять обоснованное решение по всем заявленным ходатайствам участников уголовного процесса, максимально полно установить, не нарушая принципа состязательности, обстоятельства уголовного дела, отраженные в совокупности доказательств как основы формирования внутреннего судейского убеждения. Говорить об обоснованном внутреннем судейском убеждении можно только при условии его формирования в условиях объективности и беспристрастности, когда суд непредвзято относится ко всем участникам процесса и исследует как обвинительные, так и оправдательные доказательства.

Непосредственность и устность еще одни из условий судебного разбирательства. Непосредственность как общее условие судебного разбирательства заключается в том, что суд проводит исследование доказательств путем производства соответствующих судебных действий, судья, решающий дело, должен черпать доказательства из их первоначальных источников, т.е. выслушивать показания от самого свидетеля, обозревать вещественные доказательства. Устность, как частный случай непосредственности, означает, что все фактические доказательства в судебном следствии должны быть оглашены, озвучены и все разбирательство уголовного дела представляет собой судоговорение.

Непосредственность и устность устраняют излишних посредников, ограничивают субъективные элементы, стоящие между судьей и исследуемым событием; они позволяют суду, насколько это в принципе, возможно, встретиться с преступлением «лицом к лицу», проверить своими чувствами достоинства и недостатки собранных по делу доказательств, прочувствовать подлежащее обсуждению событие преступления во всех его фактических отношениях, предохраняя суд от заблуждений.

Чем больше, отмечает Н.А. Терновский, существует субъектов между судьей и судимыми действиями, тем больше существует источников для ошибочного их познания. Судья в интересах образования в нем внутреннего убеждения должен испытать на себе убеждение, которое производят на него, например, показания свидетеля и объяснения сторон, принимая во внимание все индивидуальные особенности, все мельчайшие подробности дела.

Роль эмоционального фактора в формировании внутреннего убеждения как частично неподвластной самому познающему субъекту сферы сознания крайне велика, на что указывали и сами судьи, отвечая на вопрос о влиянии поведения подсудимого на формирование их внутреннего убеждения. Именно требование непосредственности и устности, как составного элемента справедливого судебного разбирательства, обеспечивает необходимость личного допроса подсудимых, потерпевших и свидетелей. Это требование гарантирует как подсудимому, так и потерпевшему возможность задавать вопросы друг другу и свидетелям; позволяет установить неясности и противоречия и, возможно, устранить их, а также определить, насколько личность каждого из участников процесса заслуживает доверия и, следовательно, решить вопрос о достоверности показаний.

Только когда эти условия — непосредственности и устности — соблюдены, можно говорить об обоснованности сформировавшегося внутреннего судейского убеждения. На это ориентирует Верховный Суд Российской Федерации: в п. 2 Постановления Пленума от 29.04.1996 N 1 «О судебном приговоре», где разъяснено, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Если эти требования по каким-то причинам нарушены, решение, основанное на внутреннем убеждении судьи, может оказаться основанным на неполно изученных доказательствах, а потому подлежит отмене.

Обобщая изложенное, приходим к выводу, что в процессе принятия любого процессуального решения и приговора в частности, судье необходимо знать и точно применять законы, как материального, так и процессуального права, досконально исследовать материалы уголовного дела в целях формирования внутреннего убеждения, руководствоваться совестью как критерием оценки собственных поступков и принимаемых решений.

Основу внутреннего убеждения судьи составляют беспристрастность и объективность. Данные категории являются субъективными, основанными на чувственном восприятии материалов дела. Беспристрастность обеспечивает справедливое правосудие, но вместе с тем она не должна исключать гуманности.

Внутреннее убеждение судьи

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Страницы в журнале: 97-102

В.А. КОСОЙ,

соискатель Московского нового юридического института, секретарь государственной гражданской службы 3 классаМосковской межрегиональной транспортной прокуратуры k 0 c 0 u @ mail . ru

Раcсматриваются различные точки зрения на понятие внутреннего убеждения судьи. Анализируются процесс формирования внутреннего убеждения судьи и факторы, на него влияющие.

Ключевые слова: суд, судья, внутреннее убеждение.

Inner Conviction of Judge

The article is about various points of view on concept of inner conviction of judge. The author analyzes the process of formation of inner conviction and factors influencing it.

Keywords: сourt, judge, inner conviction.

В России понятие «внутреннее убеждение судьи» нашло свое отражение в судебных уставах 1864 года. Применение законодателем данного понятия и переход к свободной оценке доказательств сменили отжившую формальную теорию доказательств. В первую очередь эти изменения были связаны с развитием многообразия форм социального взаимодействия и с необходимостью добиться единства судебной практики независимо от различных обстоятельств дела и случаев совершения противоправного деяния. Законодатель перешел от установления формы доказательства по делу к установлению формы собирания и исследования доказательств и их свободной оценке.

Как писал М.М. Гродзинский, «мысль о том, что непосредственное впечатление, получаемое судьей от того или иного доказательства, может оказаться ошибочным и что личный опыт судьи как критерий для оценки доказательства недостаточен, была одной из основ, на которых строилась старая, ныне отброшенная система законных доказательств, почему система эта стремилась заменить эти непосредственные впечатления судьи положениями, твердо обоснованными опытом целого ряда поколений судебных деятелей. Опыт этот показал, что доказательства требуют критического к себе отношения и могут иметь ценность только при наличии определенных условий. Законодатель заменял эту вероятность абсолютной достоверностью и тем самым превращал указания эти из общеруководящих в обязательные. Отказ от системы формальных доказательств заключался в отрицании этой обязательности»[1].

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Далее М.М. Гродзинский делает замечание, отражающее сущность внутреннего убеждения судьи: «Первое основное положение, из которого необходимо исходить при построении правильно понимаемого учения о доказательствах в области, относящейся к определению внутренней их ценности, заключается в надлежащем комбинировании указаний, получаемых судьей со стороны, со свободой внутреннего убеждения того же судьи»[2]. В данном случае это положение необходимо дополнить ссылкой на то, что под указаниями понимаются сведения и источники сведений о совершенном преступлении с их научной объективизацией.

Читайте так же:  Ходатайство о допуске представителя по гражданскому делу в 2020 году

Российскими дореволюционными учеными-процессуалистами, такими как С.И. Викторский, М.В. Духовный, С.В. Познышев, Н.Н. Розин, Д.Г. Тальберг, В.К. Случевский, Л.Е. Владимиров, И.Я. Фойницкий, рассматривался вопрос о сущности внутреннего убеждения, а также его роли и месте в праве. Так, например, И.Я. Фойницкий писал: «Оценка доказательств есть умственная деятельность, разрешающаяся сомнением или убеждением;

впечатление есть продукт одних и тех же чувственных восприятий, не проверенных умственным процессом. Не следует смешивать решение дела по системе свободной оценки доказательств с решением его по непосредственному впечатлению»[3].

Такими дореволюционными исследователями, как Л.Е. Владимиров, Н.А. Терновский, внутреннее убеждение рассматривается как мерило оценки доказательств[5]. Судья действительно не может сравнить непосредственно одни доказательства с другими, поэтому происходит опосредованный процесс сравнения отражений этих доказательств в сознании. А.Я. Вышинский также придерживался точки зрения о том, что «внутреннее убеждение суда — вот единственное мерило ценности того или другого факта как доказательства»[6].

Решение вопроса оценки относимости доказательств по внутреннему убеждению предполагает нахождение ответа на следующие вопросы по поводу соотношения таких двух взаимосвязанных явлений: включает ли предмет доказывания в себя факт, для установления которого используется данное доказательство; способно ли доказательство этот факт установить. Как пишет А.Г. Коваленко, «судебное доказывание — не просто единство логической и процессуальной форм деятельности. Строго говоря, это логическая деятельность, осуществляемая (протекающая) в рамках процессуальной формы. И судебные доказательства не информация сама по себе, а система логически организованных в процессуальной форме доводов, использующих процессуальные средства для формирования у суда убеждения в истинности фактов предмета доказывания»[8].

Следует сделать очень важное уточнение: оценка доказательств по внутреннему убеждению отнесена к нормам, регулирующим процесс доказывания, но является принципом не части процесса, а всего процесса в целом. Впервые оценку доказательств по внутреннему убеждению как самостоятельный принцип уголовного процесса рассмотрел М.А. Чельцов[9]. Оценка по внутреннему убеждению во многом подчиняет себе не только средства из процесса доказывания, но и все производство по делу. Действительно, процесс формирования убеждения судьи включает в себя все этапы производства в суде как совокупность факторов, воздействующих на него путем накопления знаний об обстоятельствах дела. В добавление к этому также очень важным фактором, оказывающим влияние на внутреннее убеждение, является предварительное изучение дела судьей.

Вместе с тем такое понимание сущности внутреннего убеждения позволяет подчеркнуть особенности познания в судопроизводстве и соотношение доказывания с процессами познания, осуществляемыми за пределами судебного разбирательства и применимыми к процессуальному познанию, которое регламентировано нормами права.

Суд не должен оценивать доказательства, основываясь исключительно на том, от кого они исходят, так как есть возможность перехода от формирования внутреннего убеждения судьи, основанного на объективном познании действительности в пределах действующего закона, к усмотрению в познании действительности интересов представителей других ветвей власти. При этом необходимо учесть, что такое формирование внутреннего убеждения возможно в условиях реализованного в правоприменении принципа разделения властей. Единство власти предполагает единство подхода суда к разрешению любого дела с точки зрения того понимания права, которое предлагается в материальном законе, и той роли судьи, которая установлена для него процессуальным законом. Вместе с тем авторы отмечают, что «получило широкое распространение вмешательство представителей власти в непосредственную деятельность органов расследования и суда», стало обычным так называемое «телефонное право»[15].

Норма права реализуется в действиях субъектов права и применяется к конкретным ситуациям, возникающим в процессе деятельности человека. Поскольку норма права носит абстрактный характер, в процессе правоприменения появляется необходимость установления того, соответствует ли содержание нормы права той ситуации, в которой действует субъект применения права. Когда требования нормы права, относящиеся к неопределенному кругу лиц, должны быть применены к определенным обстоятельствам дела конкретного участника процессуальных правоотношений, возникает необходимость конкретизировать норму права к тем отношениям, которые регулируются правовой нормой. Поставленная задача дает основания для обращения к такому понятию, как «фикция», — категории, связанной с юридическими предположениями.

Обратимся к работе Г. Дормидонтова, исследовавшего понятие фикции: «Люди, очевидно, не могут все еще обойтись без вымыслов; прямая голая истина часто еще не дается им или оказывается, по-видимому, им не по плечу, и они прибегают к помощи вымысла, чтобы к ней хоть как-нибудь приблизиться или, наоборот, чтобы от нее уклониться. Слову “фикция” придают различный, то очень обширный, то более или менее тесный, смысл, и отсутствие точной терминологии немало затрудняет исследование и изложение интересующего нас предмета. Предположение, которым прикрывают или стараются прикрыть тот факт, что правило закона подверглось изменению, то есть что его буква осталась прежней, а применение изменилось. Фикция есть известный прием мышления, состоящий в допущении существующим известного несуществующего обстоятельства или, наоборот, несуществующим существующего»[16].

Как мы видим, в судебной системе большая роль отведена личности судьи. Это нашло свое выражение в требованиях к кандидату на замещение должности в отношении возраста, образования, стажа работы. Внутреннее убеждение и личность судьи находятся в прямой зависимости. Формирование судейского убеждения относительно достоверности того или иного доказательства основывается на жизненном и профессиональном опыте судьи, его здравом смысле, определенных общеупотребимых предположениях[17].

Как считал Е. Эрлих, следует честно признать, что, хотим мы того или нет, основной гарантией справедливости судебного процесса является личность самого судьи. Становление законодательства в качестве центрального источника права в последнее время несколько оттеснило, но не отменило простую истину о том, что судебная функция не сводится исключительно к ориентации среди статей кодекса. Личность судьи и его убеждения имеют значение при применении любой нормы закона[18].

Можно с уверенностью утверждать, что с самого начала деятельности правоприменителя все его решения предопределены его внутренним миром, системой ценностей, жизненным опытом, и никакими рациональными методами и процессуальными правилами, а также научно-исследовательскими институтами невозможно устранить влияние мировоззренческих и социально-политических факторов на принятие судьей решения.

Читайте так же:  Реквизиты перовского районного суда для оплаты госпошлины в 2020 году

1. http://www.portalus.ru/modules/russianlaw/ rus_readme.php?sub.

3. Телятников В.И. Проблемы формирования внутреннего убеждения судьи в уголовном процессе: дис. . канд. юрид. наук: 12.00.09 / Телятников Владимир Иванович. — СПб., 2003. 170 с.

1 Гродзинский М.М. Учение о доказательствах и его эволюция. — Харьков, 1925. С. 18.

3 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства / под ред. А.В. Смирнова. — СПб., 1996. Т. 2. С. 188.

4 См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. — М., 2004. С. 62—63.

5 См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. — Спб., 1910. С. 14; Терновский Н.А. Юридические основания к суждению о силе доказательств и мысли из речей Председательствующего по уголовным делам: пособие для юристов-практиков и присяжных заседателей. — Тула, 1901. С. 29.

6 Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. — М., 1927. С. 24.

7 См.: Новик В.В. Доказательственная деятельность и формирование доказательств. — СПб., 2009. С. 37; Теория судебных доказательств / отв. ред. М.А. Ларин. — М., 2004. С. 209.

8 Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. — М., 2002. С. 65.

9 См.: Чельцов М.А. Система принципов в уголовном процессе. — М., 2005. С. 16.

10 Бохан В.Ф. Формирование убеждений суда. — Минск, 1973. С. 93.

11 См.: Владимиров Л.Е. Суд присяжных: условия действия института присяжных и метод разработки доказательств. — Харьков, 1873. С. 61.

12 См.: Мизулина Е.Б. Независимость суда еще не есть гарантия правосудия // Государство и право. 1992. № 4. С. 59.

13 Бохан В.Ф. Указ. соч. С. 4.

14 См., например, Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. — М., 1973. С. 474—478.

15 См.: Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. — Ростов-н/Д, 1992. С. 7.

16 Дормидонтов Г. Юридические фикции и презумпции. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. — Казань, 1895. С. 2, 14.

17 См.: Федотов А.В. Использование оценочных презумпций в процессе доказывания // Журнал российского права. 2002. № 5. С. 87—96.

А судьи кто? Почему у отечественной Фемиды — женское лицо жёсткого следователя?

Представление об отсутствии независимости судей и проблемах с качеством правосудия давно стали расхожими в нашем обществе, являясь к тому же сильным раздражителем и причиной растущей социальной напряженности. Невероятно большое (в сравнении с развитыми странами) количество обвинительных судебных заключений и показательные «резонансные» процессы, в центре которых оказываются фигуры вроде Навального, Улюкаева или Никиты Белых, явно не добавляют аргументов в пользу отечественной Фемиды.

Поскольку любое явление начинается с создающего его механизма, имеет смысл посмотреть на то, как формируются российские суды, какие кадры их наполняют.

Для начала — общие статистические данные, показывающие основные параметры формирования судейского корпуса. Институт проблем правоприменения провел кодирование и статистическую обработку 970 имеющихся заключений квалификационных коллегий судей 32-х российских регионов о назначении судей впервые. В числе соискателей на судейские должности 75% женщин, а среди рекомендованных к назначению доля женщин составляет 73,4%. 90% кандидатов имеют опыт работы максимум в двух местах, при этом у 68% кандидатов основной опыт работы — это аппарат суда, а у 49% опыт работы в аппарате судов и вовсе единственный. Ощутимо снижаются шансы на прохождение ККС для тех соискателей, чья предыдущая работа связана с частным, а не с государственным сектором. При прочих равных работа в корпоративном секторе уменьшает шансы на положительную рекомендацию в судьи в среднем на 15%, а опыт работы адвокатом — на 21%. А вот кандидаты с опытом работы в прокуратуре, государственных органах и полиции имеют такие же шансы стать судьями, как и их коллеги из аппарата суда.

И последнее — исследование ИПП позволило измерить влияние на подбор кадров председателей судов — прямое указание на наличие ходатайства председателя суда было в 37% заключений ККС. И именно наличие ходатайства председателя оказывается решающим для отборочной комиссии: оно в 1,5 раза увеличивает шансы кандидата получить рекомендацию на должность.

А вот теперь можно заглянуть в Череповецкий горсуд, 99,9% аппарата которого состоит из женщин: секретари, помощники судей, судьи.

— Не хотят идти в аппарат суда мужчины,- сетует председатель суда Александр Костылев. — Мы никому не отказываем, но, к сожалению, работать на предлагаемых условиях соглашаются только женщины. У нас из всех секретарей только один мужчина, — недавний выпускник вуза. Однако, при желании, можно стать судьёй и пойти «выше». Только сегодня звонили из области — приглашали на работу.

Хотя с большой вероятностью «среднестатистический» мировой судья закончит свою карьеру лет 20–25-ть судьёй районного суда (а, возможно, так и останется в мировых). Карьерный «лифт» обычно поднимает вверх преимущественно «мальчиков», а «девочек» оставляет внизу. В председатели суда тоже охотнее ставят мужчин — таковы профессиональные традиции по стране. Но в Вологодской области картина иная и женщины часто становятся и председателями суда, и заместителями.

Что касается Череповецкого городского суда, то здесь из 30 судей 20 женщин. В стадии назначения три кандидата: двое мужчин и женщина.

-Я стремлюсь к паритету, чтоб 50% мужчин и столько же женщин, — рассказывает Александр Костылев. — Но пока это не очень получается. Почему? Ну, вероятно, женщины в большей степени соответствуют закону «О статусе судей в РФ» . Чтобы стать судьей, на первом этапе нужно пройти сложный квалификационный экзамен. И женщины его сдают лучше!

В 2017 году экзамен на должность судьи в Череповце сдавали 5 кандидатов — две женщины и трое мужчин. А сдали обе женщины и только один мужчина.

Экзамены действительно сложные. И своеобразные — практика показывает, что в казуистике каверзных практических заданий проще тем, кто имеет опыт работы в суде — помощником судьи по гражданским и по уголовным делам.

Читайте так же:  Основным видом деятельности учреждений образования является в 2020 году

— Чаще так бывает у женщин, — говорит Александр Костылев,- Мужчины же приходят, что называется, со стороны. Один работал в прокуратуре, двое — в государственных органах, для них в этой работе всё-таки много нового, чем, возможно, и объясняется неуспех,- считает председатель. — Моя задача — подобрать в суд высоко профессионального кандидата, чтобы он хорошо работал. Тогда и к суду претензий не будет.

Претензий к работе Череповецкого суда у апелляционных инстанций, и правда, не много. 85% решений, принятых гражданским судом и отправленных на апелляцию, утверждаются.

По уголовным делам Череповецкий городской суд приближается к «среднеобластному» показателю 89,8%, (по сравнению с областными 90 %). У семи судей (среди них 3 мужчин и 4 женщин), ошибок в работе вообще нет: 100% апелляций, поданных в вышестоящий суд, остаются без изменений.

Процессуальные кодексы — и Гражданский, и Арбитражный, и Уголовный — все таинство правосудия сосредоточили во фразе: «Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Уголовно-процессуальный кодекс добавляет: «руководствуясь при этом законом и совестью». На основании внутреннего убеждения судья будет считать доказательства достаточными или нет. Именно судья высказывает мнение по таким важным вопросам, как разумность (было ли разумным поведение участника гражданского оборота) и соразмерность (соответствует ли ответственность последствиям нарушения). Также он определяет, нужно ли назначить экспертизу по делу и каким будет размер наказания.

Общество должно уважать мнение судьи и опираться на него как на голос справедливости. Никто не имеет права вмешаться в суть судебного процесса. Это прописано даже в законе и проессуальных кодексах: суд должен быть устойчив к «незаконному воздействию» и не должен «отдавать предпочтение каким либо органам, либо лицам».

И председатель Череповецкого городского суда говорит, что всё так и есть на самом деле.

-Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Например, в 2017 году было рассмотрено 198 исков граждан о нарушении пенсионных прав и 177 из них было удовлетворено,- рассказывает Александр Костылев.

Согласно статистике, предоставленной Самолёту, за 2017 год в Череповецком горсуде было рассмотрено 1077 уголовных дел, из которых 846 рассмотрены в особом порядке. Это значит, что подсудимый еще до суда полностью признал свою вину и не оспаривает обвинение. Еще 205 уголовных дел были прекращены примирением сторон и полным возмещением потерпевшему причиненного ущерба. Только в 26 случаях подсудимые не были согласны с обвинением, из них оправдали троих.

«Процент оправдательных договоров» составил 11,5 %«, — это много, — считает Александр Костылев, ведь в 2016 году оправдательных приговоров не выносилось вообще.

—У нас работают высокопрофессиональные судьи, самостоятельные, способные принимать решения, брать на себя ответственность, обладающие прекрасными аналитическими способностями, внимательные к людям,- подчеркивает председатель Череповецкого суда.

Александр Костылев, кажется, доволен тем, что в его судебном «хозяйстве» такая благодать. А вот президент Владимир Путин наоборот мучается проблемами судейского корпуса и затевает очередную реформу. Вот основные предполагаемые меры, которые анонсировались в речи Путина, произнесённой 23 января по случаю 95-летнего юбилея Верховного суда:

— Предполагается создание новых апелляционных и кассационных округов, не совпадающих с административно-территориальным делением Российской Федерации, и новых судов в них: пять апелляционных и девять кассационных. Смысл создания новых округов — не только в том, чтобы сделать их автономными от исполнительной власти регионов, но и автономными от председателей судов субъектов.

— Отмена права председателя суда не согласиться с рекомендацией квалификационной коллегии на назначение судьи, автоматизированное распределение дел между судьями (читай: без участия председателя), лишение председателей судов возможности вносить представления в квалификационные коллегии о дисциплинарных нарушениях, допущенных в судебном процессе (это будет прерогатива сторон процесса), и, самое важное, ограничение срока пребывания в должности председателя суда.

— Механизм дисциплинарной ответственности — возможность лишить полномочий — дополняется введением промежуточной меры в виде понижения в квалификационном классе, причем ошибки судьи предлагается более четко отделить от дисциплинарных нарушений.

— Введение обязательной аудиозаписи процесса и придание ей статуса основного средства фиксации хода судебного заседания. Письменный протокол станет вспомогательным и кратким. Новая технология устранит юридическую составляющую в работе секретарей судебного заседания, а с ней и объективные основания для требования наличия у них высшего юридического образования. Тогда работа секретарем не будет восприниматься как ступенька к судебному креслу (не будет нарабатываться «юридический» стаж) и популярность преобладающего ныне карьерного трека «секретарь — помощник судьи — судья» пойдет на убыль.

Наталья Григорьева
СамолётЪ

Почему самостоятельность не востребована у кандидатов в судьи

Процессуальные кодексы – и Гражданский, и Арбитражный, и Уголовный – все таинство правосудия сосредоточили во фразе: «Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Уголовно-процессуальный кодекс добавляет: « руководствуясь при этом законом и совестью». На основании внутреннего убеждения судья будет считать доказательства достаточными или нет. Более того, право часто дает убеждению судьи весьма широкую дискрецию, т. е. свободу самостоятельно установить должное именно по своему усмотрению. В идеале общество должно уважать мнение судьи и опираться на него как на голос справедливости. Именно судья высказывает мнение по таким важным вопросам, как разумность (было ли разумным поведение участника гражданского оборота), соразмерность (соответствует ли ответственность последствиям нарушения), нужно ли назначить экспертизу по делу, определяет размер наказания в установленных пределах.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В каждом решении, а в особенности там, где решение не всегда однозначно следует из материалов дела, проявляется личность судьи, его характер и взгляды, которые и определяют то самое «внутреннее убеждение». От личности судьи зависит, какие решения он будет принимать.

Судья принимает решение на основании внутреннего убеждения в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here