Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица в 2020 году

Самое важное в статье: "Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

Субсидиарная ответственность ООО

Статью подготовил директор по развитию предпринимательства и конкуренции ОАО «Акса» Корчагин Юлиан Андриянович. Связаться с автором

Вернуться назад на Субсидиарная ответственность

При выборе организационно-правовой формы (ИП или ООО) главным доводом в пользу регистрации общества часто становится ограниченная ответственность юридического лица. В этом Россия отличается от других стран, где компанию создают ради партнёрства, а не из-за ухода от финансовых рисков. Около 70% российских коммерческих организаций созданы единственным учредителем, он же, в большинстве случаев, сам руководит бизнесом.

Множество фирм толком не функционируют, не зарабатывая даже на оклад директору и не отличаясь по доходности от фрилансера, который оказывает услуги в свободное от наёмной работы время. Тем не менее, юридические лица в России регистрируют так же часто, как ИП.

Для начала узнаем, откуда исходит уверенность в том, что вести предпринимательскую деятельность в форме ООО финансово безопасно? Статья 56 Гражданского кодекса РФ гласит, что учредитель (участник) не отвечает по обязательствам организации, а организация не отвечает по его долгам. Именно поэтому на вопрос: «Какую ответственность несёт учредитель ООО?» большинство отвечает – только в пределах доли в уставном капитале.

Действительно, если компания платёжеспособна и вовремя рассчитывается перед государством, работниками и партнёрами, то нельзя привлечь собственника к оплате счетов фирмы. Созданная организация выступает в гражданском обороте как самостоятельное лицо, и сама отвечает по собственным обязательствам. В результате создаётся ложное впечатление полного отсутствия ответственности собственника ООО перед кредиторами и бюджетом.

Однако ограниченная ответственность общества действует, только пока существует само юридическое лицо. А вот если ООО признаётся банкротом, то участников могут привлечь к дополнительной или субсидиарной ответственности. Правда, надо доказать, что к финансовой катастрофе компании привели именно действия участников, но ведь кредиторы, желающие вернуть свои деньги, приложат для этого все усилия.

Статья 3 закона № 14-ФЗ: «В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников на указанных лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам».

Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллион, то его и взыщут с учредителя ООО в полном размере, несмотря на то, что в уставный капитал он внёс только 10 000 рублей.

Таким образом, понятие ограниченной ответственности в пределах уставного капитала имеет отношение только к организации. А участник может быть привлечен к неограниченной субсидиарной ответственности, что в финансовом смысле уравнивает его с индивидуальным предпринимателем.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по обязательствам юридического лица имеет свои особенности. В ситуации, когда организацией управляет наёмный генеральный директор, какая-то доля финансовых рисков переходит на него. Согласно статье 44 закона «Об ООО» руководитель в ответе перед обществом за убытки, причинённые его виновными действиями или бездействием.

Ответственность директора ООО по долгам возникает, если имеются такие признаки виновных действий или бездействия:

• совершение сделки в ущерб интересам управляемого им предприятия, исходя из личного интереса;

• сокрытие информации о деталях сделки или неполучение одобрения участников, когда такая необходимость есть;

• непринятие мер для получения информации, имеющей значение для сделки (например, не проверена добросовестность контрагента или не выяснены сведения о лицензировании деятельности подрядчика, если характер работ требует это);

• принятие решений о сделке без учёта известной ему информации;

• подделка, утрата, хищение документов общества и др.

В таких ситуациях участник вправе подать в отношении руководителя иск о возмещении причинённого ущерба. Если же директор докажет, что в процессе работы был ограничен распоряжениями или требованиями собственника, в результате чего бизнес стал убыточным, то ответственность с него снимается.

А как быть, если управляющим фирмой выступает собственник? Сослаться в таком случае на недобросовестного наёмного руководителя не получится. Наличие непогашенных задолженностей обязывает единоличный исполнительный орган принять все меры к их погашению, даже если владелец единственный, и на первый взгляд, ничьи интересы своими действиями не ущемляет.

Показательно в этом смысле определение Арбитражного суда Еврейской автономной области по делу № А16-1209, по которому с директора-учредителя взыскано 4,5 миллиона рублей. Имея фирму, которая много лет занималась тепло- и водоснабжением, в конкурсе на право аренды объектов коммунальной инфраструктуры он заявил новую компанию с тем же названием. В результате прежнее юрлицо осталось без возможности оказывать услуги, поэтому не погасило сумму ранее полученного займа. Суд признал, что неплатёжеспособность вызвана действиями владельца и обязал выплатить заём из личных средств.

ФНС России гордится высокой собираемостью налогов в казну. Не будем сейчас обсуждать правомерность методов работы налоговиков, просто признаем, что с ними шутки плохи. Это с частными кредиторами можно договориться о списании части долга или реструктуризации выплат, а с бюджетом критической будет уже сумма задолженности свыше 300 000 рублей.

Ответственность учредителя по долгам юридического лица перед государством тоже прописана в законе.

Статья 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена участниками указанной организации».

Если размер задолженности по налогам превышает 300 000 рублей, а срок погашения более 3 месяцев, то организация находится в зоне риска. Надо предпринять все меры для выплаты долга или заявить о признании ООО банкротом, иначе это сделает налоговая инспекция, но уже с требованием признать виновными руководителя и/или учредителей.

Читайте так же:  Ответственность акционеров по обязательствам акционерного общества в 2020 году

Попытки вывести активы из организации, чтобы не платить недоимку по налогу, тоже ни к чему хорошему не приведут. К примеру, в деле № А07-7955 арбитражный суд Республики Башкортостан привлек учредителей к субсидиарной ответственности при следующих обстоятельствах.

Общество, имея задолженность по налогам в сумме 675 тысяч рублей, перевело все свои активы в другую организацию, созданную этими же лицами. Участники полагали, что при отсутствии средств на уплату налога и признании общества банкротом обязательства юридического лица прекращаются. Однако налоговая инспекция, подав иск, доказала вину собственников компании в образовании недоимки и взыскала долг из их личных средств.

Конечно, привлечь учредителя ООО по долгам его компании сложнее и дольше, чем индивидуального предпринимателя, ведь процедура банкротства достаточно длительна. Однако у налоговых инспекторов появился ещё один инструмент взыскания – в рамках возбуждения уголовного дела по статье 199 УК РФ.

Так, в определении ВС РФ № 81-КГ14-19 суд признал ответственным руководителя и единственного владельца за неуплату НДС в крупном размере и подтвердил законность взыскания с физического лица ущерба государству в размере неуплаченной суммы налога. Это решение, по сути, стало судебным прецедентом, после которого все подобные дела рассматриваются проще и быстрее. Учредитель же, кроме обязанности выплаты самого долга, получает ещё и судимость.

С какого момента наступает ответственность учредителя за деятельность ООО? Как мы уже говорили выше, это возможно только в процессе банкротства юридического лица. Если организация просто прекращает свое существование, честно расплатившись со всеми кредиторами в процессе ликвидации, то никаких претензий к собственнику быть не может.

На защите интересов бюджета и других кредиторов стоит закон № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В нём подробно приводится процедура проведения банкротства и привлечения к ответственности руководителей и собственников компании, а также лиц, контролирующих должника.

Под последними подразумеваются лица, которые хоть и не являются формально собственниками, но имели возможность давать указания руководителю или участникам компании действовать определённым образом. Например, одна из самых впечатляющих сумм по делу о привлечении к субсидиарной ответственности (6,4 миллиарда рублей) взыскана как раз с контролирующего должника лица, который не входил в состав фирмы и формально не руководил ею (Постановление 17-го арбитражного апелляционного суда по делу № А60-1260).

Подать заявление о признании юридического лица должником должен руководитель, но если он этого не сделает, то право начать процедуру банкротства имеют работники, контрагенты, налоговые органы. При этом сторона, подавшая иск, назначает выбранного арбитражного управляющего, а это имеет особое значение в привлечении владельца к обязательствам ООО.

Кроме того, для увеличения конкурсной массы истец вправе оспорить сделки, совершённые в течение года до принятия заявления о признании должника банкротом. В случае, когда сделка совершена по ценам ниже рыночных, срок оспаривания увеличивается до трёх лет.

В процессе рассмотрения дела о несостоятельности к судебным разбирательствам привлекаются директор, владелец бизнеса, выгодополучатель. Если суд признает связь между действиями этих лиц и неплатёжеспособностью, то взыскание в размере требований истца налагается на личное имущество.

Обход конструкции юридического лица при привлечении его бенефициаров к субсидиарной ответственности

Управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Юридическое лицо – прекрасная фикция. Именно она позволяет опосредовать имущество одного и более лиц в целях ведения предпринимательской деятельности в гражданском обороте. Несомненным преимуществом подобного способа является ограничение ответственности самого юридического лица только имуществом, которое ему принадлежит. Естественно, что есть еще процедура банкротства, но в целях данного материала представим, что по каким-то причинам она нам неинтересна.

Следовательно, при ограничении ответственности субъекта в обороте могут с завидным постоянством возникать ситуации, когда при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств должник банально разводит руками перед кредитором и говорит, что не смог. Не рассчитал. Не справился с управлениями своими предпринимательскими рисками. А коль у самого кредитора они тоже есть, соответственно, проблема должника отчасти также находятся в зоне контроля кредитора.

В такой ситуации, а также учитывая положения п. 3 ст. 53.1 Гражданского кодекса, определяющей ответственность для лиц, имеющих фактическую возможность определять действия самого юридического лица, крайне хочется распространения последней на иски кредиторов. Так как указанная норма, к сожалению, предоставляет право на возмещение убытков только участникам (учредителям) юридического лица. Соответственно, если вы кредитор, то у вас такого права нет, а если есть интерес в привлечении к ответственности учредителя (участника), то подобное становится нереальным ввиду нелепости действия учредителя против самого себя.

Поэтому до прямого указания в законе о предоставлении такого права и кредиторам можно было бы ожидать отсутствие иных вариантов поведения и де-факто тупик. Но кредиторы не должны останавливаться и признавать собственное поражение.

У кредиторов есть возможность привлечь бенефициаров юридического лица к полной имущественной (назовем для удобства ее субсидиарной) ответственности. И без дела о банкротстве. И без использования норм закона о банкротстве (с учетом последних изменений в закон о банкротстве).

Но спрашивается, каким образом это можно сделать?

Как могут негативные последствия деятельности юридического лица, являющегося самостоятельным и автономным, быть переложены на физическое лицо (бенефициара)?

Как раз для ответа на этот вопрос я для начала предложу обратить большее внимание и придать значение практике по корпоративным спорам, которая за последние несколько лет признала существование и (или) выработала порой удачные инструменты защиты прав и интересов обиженных кредиторов.

Так, еще в 2012 году в практике арбитражных судов была впервые упомянута и использована доктрина «скрывания корпоративной вуали» (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 апреля 2012 г. № 16404/11 по делу акционерного общества «Парекс банк»).

При этом в отдельных судебных актах мы находим и определение самой доктрины. Под ней, в частности, суды понимают следующее, согласно концепции «снятия корпоративного занавеса», также именуемую концепцией «протыкания корпоративной вуали» (piercing the corporate veil), «проникновения за корпоративную вуаль» (Durchgriff hinter den gesellschaftsrechtlichen Schleier), при наличии определенных условий ответственность за нарушения обязательств со стороны компании возлагается на лиц, полностью ее контролирующих, если компания является всего лишь их «орудием» (vehicle), формальным прикрытием для недобросовестной деятельности. Использование компании как альтер эго (фасада, инструмента) своего владельца направлено, прежде всего, на привлечение контролирующего лица к ответственности по обязательствам контролируемой им компании (или наоборот).

Читайте так же:  Применение срока исковой давности в гражданском процессе в 2020 году

Иными словами, в данном случае речь идет о случаях отказа от применения «принципа отделения» имущества компании и имущества ее участников, игнорирования юридической самостоятельности юридического лица и праве кредиторов компании распространить ответственность на личное имущество ее участников, менеджеров или иных лиц, контролирующих юридическое лицо, за счет их личного имущества» (Определение АС Красноярского края от 2 ноября 2015 г. по делу № А33-7445/2015).

Поэтому можно миновать юридическое лицо, доказать необходимость игнорирования конструкции юридического лица, и предъявить требования к бенефициарам должника.

Естественно, что может показаться, как подобную теорию (доктрину) можно применять в нашей российской деятельности и в обычных региональных арбитражных судах?

Да, можно. Давайте продемонстрирую вам ссылками на отдельные судебные дела.

Дело Аспект-Финанс (№ A40-104595/2014). Акционер материнской компании (иностранной компании) успешно оспорил решение ОСА дочерней компании.

Дело Гросса (№ А60-4770/2016). В одном из судебных актов по делу написано, что заявитель ссылался на доктрину для обоснования возможности предъявления иска к ответчику, причинившему истцу убытки. Это помогло ему в апелляции получить частичное удовлетворение, но в последующем была отмена с возвратом на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Дело Орифлэйм Косметикс (№ А40-138879/2014). Заявитель неудачно оспаривал решение налогового органа. По мнению налогового органа, общество получило необоснованную налоговую выгоду путем увеличения расходов на суммы лицензионных платежей, поскольку общество (прим. отдельное юридическое лицо) фактически являлось постоянным представительством иностранной компании «Орифлэйм Косметикс С.А.» (Люксембург). С этим не согласилось общество. При вынесении решения об отказе заявителю в удовлетворении его заявления суд посчитал возможным применить доктрину «срывания корпоративной вуали». Именно она позволила установить недобросовестное использование статуса юридического лица. Как указал суд, в определенных случаях суд может игнорировать правовую конструкцию рассматриваемого юридического лица (лиц) и, например, исходить из того, что права и обязанности в действительности возникли у того физического (юридического) лица, которое фактически руководило рассматриваемым юридическим лицом.

Дело Гамма Унипак (№ А45-12142/2014). Истец предъявил иск к юридическому лицу, являющему участником должника истца, и физическому лицу, являющему ликвидатором и руководителем юрлица-участника должника. Сам должник был ликвидирован. Подобное не устроило кредитора (истца). В судебном заседании через доктрину «срывания корпоративной вуали» истцу удалось взыскать солидарно долг с обоих ответчиков.

Изложенное не является инструкцией для применения. Это, скорее всего, призыв к размышлениям о возможности использования различных инструментов для достижения поставленной цели. Особо в ситуации недобросовестного поведения должником, приведшим к неисполнению или ненадлежащему исполнению им своих обязательств.

Субсидиарная ответственность: 10 интересных споров 2019 года

При банкротстве компании кредиторы обычно получают меньше, чем рассчитывали. Поэтому в последние несколько лет стала популярна процедура привлечения учредителей и руководителей банкрота к дополнительной — субсидиарной ответственности. Она весьма удобна для кредиторов, ведь деньги взыскиваются из имущества физического лица, которое обычно имеет собственность на внушительную сумму. Мы отобрали десять свежих примеров из судебной практики с важными выводами судей. В большинстве приведенных споров о субсидиарной ответственности даже суды не всегда приходили к единому мнению.

Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности

Апелляция согласилась с применением субсидиарной ответственности, но суд округа отменил решение в части взыскания убытков с владельца холдинга. Суд округа исходил из того, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективной работой персонала компании и ее подразделений.

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, контролирующее лицо всегда заинтересовано в сокрытии своей связи с должником. При ином подходе фактические владельцы компании могли бы избегать ответственности путем составления нужных юридических документов.

Судьи Верховного Суда РФ признали президента контролирующим лицом на основании следующих признаков:

  1. согласно карточкам банковских счетов президент компании вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно;
  2. он является управляющим холдинговых компаний, которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности);
  3. на встречах с представителями государственных органов и СМИ президент позиционировал себя в качестве фактического владельца группы компаний (бенефициара).

Ответчик не смог опровергнуть доводы судей, и ВС РФ оставил в силе судебные акты, которые изначально привлекли его к субсидиарной ответственности.

Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства

Апелляционная инстанция не согласилась с таким выводам, ведь согласно ст. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 иск о субсидиарной ответственности нельзя подать, если суд уже отказал при рассмотрении дела о банкротстве. Таким образом, суд первой инстанции помешал заявителю хотя бы когда-нибудь взыскать деньги с контролирующих лиц. Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал это грубым нарушением прав кредитора и вернул дело на новое рассмотрение.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с апелляцией и поддержал изначальное решение первой инстанции. Судьи кассации указали, что конкурсная масса формируется на этапе конкурсного производства, соответственно, подать заявление о привлечении контролирующих должника лиц можно только в рамках его проведения. При завершении процедуры заявитель утрачивает право на привлечение к «субсидиарке» в рамках банкротства.

Читайте так же:  Установление отцовства в судебном порядке отцом ребенка в 2020 году

Дело дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, которая обнаружила в вердикте кассационной станции нарушение права кредитора на судебную защиту. По мнению судей ВС РФ, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствовали рассмотрению данного заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили. Спор вернули в первую инстанцию, чтобы его рассмотрели еще раз.

Примечание редакции:

Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки

Суды трех инстанций отказали в применении субсидиарной ответственности. Они не нашли причинно-следственной связи между действиями руководителей и банкротством предприятия, потому что только по одной сделке с недвижимым имуществом был получен убыток. Заключение же сделок с аффилированными организациями — не повод для субсидиарной ответственности.

А Верховный Суд заметил, что такая тотальная реализация недвижимого имущества выходит за рамки стандартной управленческой практики, применяемой в обычной хозяйственной деятельности. Учитывая это, судам следовало предложить директорам раскрыть реализуемый ими план, цели столь масштабной кампании по передаче основных ликвидных активов другим лицам, в том числе аффилированным с должником, предполагаемый результат выполнения данного плана. Такие действия суды не совершили. Судьи надлежащим образом не оценили сделки на убыточность.

По мнению Верховного Суда, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, судебный орган принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Этот спор отправили на новое рассмотрение.

Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суды первой и второй инстанции не применили субсидиарную ответственность. По их мнению, истец имел подтвержденное судебным актом право требования. Поэтому мог, добросовестно пользуясь своими правами кредитора, заявить о несогласии с ликвидацией. Но такое заявление сделано не было, ликвидацию в установленном законом порядке он не оспорил.

Отклоняя все доводы кредитора, суды ограничились фразами: «Истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт недобросовестного и неразумного поведения ответчиков», «Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях ответчиков, направленных на уклонение от исполнения обязательств перед истцом, не представлено». Поскольку истец не предоставил доказательства умысла контролирующих лиц, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Московского округа пришел к иному выводу. Нижестоящие суды не учли, что доказывание истцом соответствующих обстоятельств затруднено, потому что должник уклоняется от оплаты задолженности с противоправной целью, поэтому изначально принимает все меры, чтобы данные факты не подтвердились. Предъявление к кредитору высокого стандарта доказывания влечет неравенство процессуальных возможностей, так как он вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует в силу его невовлеченности в спорные правоотношения (либо он вынужден подтверждать обстоятельства, которых не было).

Суд кассационной инстанции выяснил, что руководители должника имели возможность погасить задолженность, но не сделали этого, что перекладывает бремя доказывания на них. Именно директор и учредитель обязаны доказать, что их действия оправданы стандартной хозяйственной деятельностью.

Примечание редакции:

Применить «субсидиарку» поможет приговор

Суды первой и второй инстанции не нашли оснований для применения субсидиарной ответственности, так как ответчик формально не был ни акционером, ни директором должника. По мнению судей, нет никаких доказательств, что убыточные для компании приказы отдавал фактический владелец.

Однако суд кассационной инстанции напомнил, что в отношении ответчика Новоусманский районный суд Воронежской области ранее вынес приговор по делу об отмывании денег. В рамках уголовного дела правоохранительные органы доказали контролирующую роль ответчика в группе компаний, в том числе в фирме-банкроте по рассматриваемому арбитражному спору. К такому же выводу пришел и Верховный Суд в Определении от 06.05.2019 № 310-ЭС19-4805.

Вышестоящие суды вернули дело в первую инстанцию. Арбитражный суд Воронежской области заново рассмотрел все доказательства и вынес Определение о привлечении фактического владельца к субсидиарной ответственности.

Руководители отделов тоже несут ответственность

Суд отказал агентству.

Конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой указал, что ответчики фактически контролировали кредитную политику банка, в том числе процесс проверки потенциальных заемщиков и их финансового положения. Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал вывод первой инстанции. Он указал, что «руководители структурных подразделений не относятся к контролирующим должника лицам и не могут быть привлечены к ответственности по обязательствам должника». Ответственность должны нести члены совета директоров, которые одобрили спорную сделку.

Однако вышестоящий суд не согласился с мнением судей первой и второй инстанции и вернул дело не пересмотр. По мнению судей кассационной инстанции, ответчики участвовали в согласовании убыточной сделки. То, что сделка окончательно принята советом директоров, еще не означает, что менеджеры банка освобождаются от ответственности.

С подставных лиц взыскать деньги возможно, но надо ли?

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание его доводы. В силу пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 номинальный руководитель не освобождается полностью от субсидиарной ответственности, а лишь несет эту ответственность вместе с фактическим руководителем.

Вышестоящий суд нашел существенные ошибки в предыдущих судебных актах. Ответчик неоднократно указывал судам на необходимость привлечения в качестве соответчика фактического бенефициара должника, ссылаясь на электронную переписку. Но судьи проигнорировали его требования.

Кроме того, суд округа указал, что суды первой и апелляционной инстанций должны были предположить номинальность директора хотя бы в силу его постоянного проживания вне места нахождения общества, на территории другого субъекта РФ.

Суд кассационной инстанции отметил, что привлечение к ответственности только номинального руководителя должника не признается направленным на защиту имущественных интересов кредиторов. Проблематично взыскать деньги с лица, не получавшего серьезной экономической выгоды от деятельности формально возглавляемой им организации.

Читайте так же:  Определение о признании потерпевшим по административному делу в 2020 году

По смыслу правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2), судебный акт, перспектива исполнения которого заведомо невелика, по существу представляет собой фикцию судебной защиты, что не согласуется с задачами судопроизводства.

На основании этого вышестоящий суд отменил предыдущие судебные акты.

Выдача поручительства не свидетельствует о доведении до банкротства

Суды трех инстанций пришли к единогласному выводу, что непередача документации арбитражному управляющему и заключение невыгодных сделок привели к невозможности погашения требований кредиторов, поэтому бывший директор должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. Суды отклонили возражение ответчика об изъятии у него документации следственными органами. Как указали суды, руководитель не обосновал, в рамках каких следственных действий проводилось изъятие деловых бумаг.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с мнением нижестоящих судов. Когда передача документации становится невозможной ввиду факторов, находящихся вне сферы контроля директора, он не обязан доказывать злой умысел. Если правоохранительные органы изъяли документацию должника, то у него нет возможности исполнить обязанность по передаче документов. На подобные объективные препятствия и ссылался руководитель. Он обращал внимание, что в материалах дела есть запрос в УЭБ и ПК ГУ МВД по Московской области и ответ данного органа, согласно которому полномочия директора как руководителя должника прекращены, в силу чего ему не предоставляется информация о следственных действиях. Ответчик отметил, что в ходе изъятия документов следственные органы не выдали копии протокола об изъятии.

Как указала судья Верховного Суда, выдача должником поручительства — не основание для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности даже при условии, что размер обязательства, исполнение которого обеспечено поручительством, превышает размер активов должника. Это объясняется тем, что при кредитовании одного из участников группы лиц в конечном счете выгоду в том или ином виде получают все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает.

Однако нижестоящие суды проигнорировали названный довод руководителя и не выяснили, обусловлена ли выдача поручительства с заемщиком должника с заемщиком либо у отношений есть иная экономическая причина. Верховный Суд вернул данное дело на новое рассмотрение.

Деньги с руководителей нельзя взыскать, пока конкурсная масса неизвестна

Суд первой инстанции привлек генерального директора к субсидиарной ответственности на основании пп. 2 п.2 ст. 61.11 закона о банкротстве.

Апелляция установила, что формирование конкурсной массы должника на момент рассмотрения заявления не завершено, и в силу п. 7 ст. 61.16 закона о банкротстве отменила Определение суда первой инстанции и приостановила рассмотрение заявления конкурсного управляющего до окончания расчетов с кредиторами.

Суд третьей инстанции выяснил, что на момент рассмотрения спора о привлечении к «субсидиарке», невозможно было определить размер ответственности ответчиков (так как не все мероприятия по формированию конкурсной массы завершены), к расчетам с кредиторами арбитражный управляющий не приступал. Суд кассационной инстанции поддержал вывод апелляции и признал приостановление рассмотрения заявления правомерным.

Кредитору не удалось взыскать деньги с главного бухгалтера компании-банкрота

Суды всех инстанций отказали кредитору, так как истец не представил доказательства того, что главбух могла повлиять на судьбоносные решения организации в качестве главного бухгалтера или супруги руководителя.

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2020 году

Статью подготовила ведущий эксперт-экономист по бюджетированию Ошуркова Тамара Георгиевна. Связаться с автором

Вернуться назад на Банкротство 2020

Субсидиарная ответственность при банкротстве в 2020 году состоит в правовой возможности принудительного взыскания кредитором задолженности с субъекта, не являющегося прямым должником в случае имущественной недостаточности.

Возмещение производится за счет обоснованного возложения на должника дополнительных обязательств.

До недавнего времени круг лиц, которых можно было законно обвинить в неправомерных, недобросовестных и неразумных действиях, повлекших финансовую несостоятельность, ограничивался высшим менеджментом предприятия. В соответствии с Законом о несостоятельности 127-ФЗ их можно было привлечь к субсидиарной (дополнительной) ответственности, если доказан факт принятия неоправданных управленческих решений.

Был принят ряд правовых актов, расширяющих права кредиторов. Теперь взыскивать задолженность в субсидиарном порядке можно не только с предприятий-банкротов (Федеральный закон об ООО, статья 3 пункт 3.1).

В соответствии с Законом 488-ФЗ срок давности привлечения к ответственности виновных лиц увеличен втрое – до трех лет, и дано право заявлять требования погашения обязательств после завершения конкурсного производства.

Субсидиарная ответственность распространена на участников ООО (руководителя, учредителей и других людей, влияющих на управление фирмой), исключенных из ЕГРЮЛ в административном порядке.

Круг возможных виновников расширен, и теперь включает в себя контролирующих, аффилированных и прочих лиц, по причине действий которых предприятие утратило платежеспособность. Объединяющим признаком служит возможность давать распоряжения, обязательные для исполнения.

Простыми словами субсидиарная ответственность описывается как взыскание материальных ценностей, составляющих личную собственность, для компенсации убытков и выплаты задолженностей.

В статье 53.1 Гражданского кодекса РФ изложены основания для привлечения к субсидиарной ответственности – доказанность «недобросовестности и неразумности» решений руководителя предприятия, вследствие действий и или бездействия которого нанесен ущерб. Судебная практика показывает, что добиться этого бывает весьма непросто.

Процедура привлечения к субсидиарной ответственности сложна и включает в себя ряд проверок.

В первую очередь необходимо выяснить очевидные факты – должностные полномочия, родственные связи, корпоративную аффилированность, выданную доверенность на управление и т. д., если таковые факты имели место.

Второй круг проверки – установление фактических возможностей влиять на принятие решений. Если управляющий был назначен учредителями, арбитражный суд выясняет, контролирует ли он действительно ситуацию или является чисто формальным лицом. Ситуация с пресловутыми «председателями» настолько распространена и применяется мошенниками так давно, что фамилия Фунт стала нарицательной для обозначения номинального руководителя.

Читайте так же:  Регламентируется ли производственная деятельность женщин с тяжелыми в 2020 году

Третий важный момент – возможная субсидиарная ответственность группы, то есть нескольких лиц сразу. Она может быть солидарной (равномерной) или долевой (пропорциональной нанесенному ущербу) в зависимости от последствий действий или бездействий каждого из участников.

Четвертым распространенным признаком, служащим основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, является отказ руководителя подавать заявление в суд о признании компании банкротом (что он обязан сделать согласно требованиям статьи 9 Федерального закона 127-ФЗ).

И напротив, если есть доказательства добросовестности мотивов (принятие мер, адекватных ситуации, наличие плана оздоровления), управленец может быть освобожден от личной ответственности за доведение предприятия до состояния банкротства.

Ответственность за неспособность погашать задолженности традиционно возлагается на первых лиц предприятия: высших руководителей и владельцев бизнеса. Кроме них привлекаться также могут и другие лица, действия которых могут создать условия для банкротства.

К таковым относятся:

• главный бухгалтер;
• лица, формально не связанные с предприятием, но фактически руководившие им два года и более до момента банкротства.

В статье 2 Федерального закона 127-ФЗ дается определение сторонних физических лиц, причастных к управлению компанией. Подробнее о них будет рассказано ниже, в отдельном пункте.

Инициаторами привлечения к субсидиарной ответственности могут выступать кредиторы и арбитражные управляющие. Для этого законодательством установлены условия, соответствующие правам кредиторов и критериям банкротства.

Ограниченность ответственности учредителя ООО распространяется только на ситуации, когда имущества предприятия достаточно для погашения всех задолженностей. Во всех остальных случаях в отношении него действуют те же правила, что и для обычного индивидуального предпринимателя, неспособного отвечать по своим обязательствам.

Наемный руководитель несет материальную ответственность перед работодателями (владельцами бизнеса). Признаками действий, позволяющими привлечь к ней, являются:

• Заключение сделок, наносящих ущерб предприятию в личных интересах.
• Сокрытие или умышленное искаженное представление участникам бизнеса информации о сделках.
• Отсутствие мер по получению важной для условий сделки информации (проверки добросовестности контрагента, условий лицензирования и пр.).
• Игнорирование существенных сведений при заключении договоров.
• Фальсификация, потеря или кража документации предприятия (например, если генеральным директором похищены или подделаны документы бухгалтерского учета).

В своем большинстве подобные деяния (действия или бездействие) являются злонамеренными и их суть состоит во введении в заблуждение учредителей фирмы или акционеров ООО, или проявленной служебной халатности. Владельцы бизнеса вправе подавать в суд на проворовавшегося или беспечного руководителя, ими назначенного.

Если же бизнесом управляет сам его владелец, то он несет полную ответственность за нанесенный ущерб, включая субсидиарную, если имущества недостаточно для погашения задолженности перед сторонними кредиторами. Свои финансовые потери он простит себе сам.

В процессе ведения бухгалтерского учета практически невозможно сохранять неосведомленность об истинных намерениях руководителя предприятия. Этим обстоятельством обусловлена высокая степень (вплоть до уголовной) ответственности главного бухгалтера. Трудно предположить, что он не знал о злонамеренных деяниях директора или владельца.

Несмотря на эту очевидность, субсидиарная ответственность может быть возложена только на основании четкой доказательной базы.

Ее основу обычно составляют следующие факты, выявленные в процессе ликвидации ООО:

• Выявлено отсутствие ключевых документов бухучета, особенно первичных (накладных, счетов-фактур и пр.).
• Представлена неполная информация о движении ТМЦ (некоторые операции не отражены в отчетности).
• Сведения бухгалтерской отчетности намеренно искажены в целях ухода от налогообложения и сокрытия махинаций.
• Доказано участие главбуха в доведении предприятия до состояния преднамеренного или фиктивного банкротства, а также сделках сомнительной доходности.

Избежать субсидиарной ответственности главный бухгалтер может, только если сумеет доказать отсутствие своего влияния на процесс принятия управленческих решений, или тот факт, что он действовал по принуждению. В данном случае имеет место своеобразная «презумпция виновности». Смягчающим обстоятельством служит идеальное состояние отчетности и отсутствие нарушений ПБУ.

Признаки стороннего физического лица, причастного к управлению компанией, перечислены в статье 2 127-ФЗ и других правовых нормативных актах, где они практически дублируются:

• Возможность давать обязательные к исполнению распоряжения.
• Способность направлять функционирование фирмы убеждением, авторитетом или принуждением.
• Наличие непосредственного влияния на руководство компании.

Привлечь к субсидиарной ответственности аффилированных, должностных, административных и прочих лиц, имеющих неформальные, но эффективные рычаги воздействия на предприятие, очень сложно. Это становится возможным только при наличии неопровержимых доказательств.

Ранее применение субсидиарной ответственности было возможно только к руководителям предприятий, в отношении которых открыто делопроизводство по признанию их финансовой несостоятельности.

В последнее время правовые нормы претерпели ряд изменений. В частности, в статью 10 Федерального закона 127-ФЗ внесены существенные поправки. Перемены коснулись и 129-ФЗ.

В целом их суть состоит в том, что стало возможным привлечение без банкротства виновных лиц к субсидиарной ответственности.

Актуальность нововведения была осознана в первую очередь налоговиками, слишком часто сталкивающимися с проблемами. Некоторые должники не спешили отвечать по своим обязательствам, при этом банкротами себя не объявляя. Решение в судебном порядке тоже не всегда приводило к успеху, тем более что кредитору часто не хотелось нести затраты на возбуждение дела.

Внебанкротное субсидиарное принуждение к уплате задолженности имеет свои процессуальные особенности.

Если в отношении должника уже возбуждалось дело о признании финансовой несостоятельности, но было по какой-либо причине прекращено, то заявление следует подавать в тот же суд, где оно изначально слушалось.

При отсутствии такого факта в биографии должника, требование будет рассматривать районный суд общей юрисдикции или арбитраж по месту его жительства.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Прецеденты уже есть. Кредиторам удается взыскивать сотни тысяч рублей из личных средств руководителей предприятий, не считающихся банкротами.

Субсидиарная ответственность по обязательствам юридического лица в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here