Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году

Самое важное в статье: "Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году

Конституция Рoссийской Фeдерации

Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

Статья 51 Конституции России

Текст Ст. 51 Конституции РФ в действующей редакции на 2019 год:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 Конституции Российской Федерации

1. Закрепление в Основном законе страны этого принципа и изъятие из Уголовного кодекса РФ нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует, на взгляд авторов комментария, о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям. Отметим, что данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне.

К близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (ст. 5 УПК РФ). При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Согласно статье 51 Конституции РФ лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве. Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя.

Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя означает, что признание своей вины должно осуществляться только добровольно, а не под принуждением. Закон не предусматривает ответственности подозреваемого и обвиняемого за дачу ложных показаний. Они могут строить свою защиту при привлечении их к ответственности по своему усмотрению. Если показания получены под угрозой применения любых взысканий за непризнание своей вины, они являются незаконными и на них не может быть основан обвинительный приговор.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких находится в одном ряду с такими конституционными правами и свободами человека и гражданина, как право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Тем самым каждый должен иметь право хранить в тайне любые сведения, относящиеся к нему и его близким, посредством умолчания о них (неразглашения)*(243).

2. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Имеются в виду случаи, когда определенные лица могут иметь право не давать показаний, исходя из иных обстоятельств: нахождения лица в какой-либо должности, выполнения лицом определенных видов деятельности, связанных с получением сведений, составляющих тайну (например, адвокат, врач, священник).

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, этим правом обладает защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации, которые не обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными им в связи с исполнением ими обязанностей представителя*(244).

Жизнь многообразна, каждый день возникают новые общественные отношения, дальнейшее развитие которых требует их законодательного урегулирования. Именно с учетом этого комментируемая норма оставляет открытым перечень случаев, когда лицо может быть освобождено от обязанности давать свидетельские показания.

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

См. комментарии к статье 51 Конституции РФ

>
Статья 52
Содержание
Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с поправками)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Определение Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2012 г. № 2392-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дьяченко Андрея Валентиновича на нарушение его конституционных прав статьей 27.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Дьяченко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Дьяченко оспаривает конституционность статьи 27.7 «Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице» КоАП Российской Федерации.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, 9 сентября 2009 года А.В. Дьяченко был подвергнут личному досмотру в соответствии со статьей 27.7 КоАП Российской Федерации, в результате чего у него было обнаружено наркотическое средство. Впоследствии приговором Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону от 23 марта 2011 года он был осужден, в том числе за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 228 «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества» УК Российской Федерации.

Читайте так же:  Реестр залогов автомобилей официальный сайт нотариальной палаты в 2020 году

По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 2 и 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку допускает проведение личного досмотра без согласия физического лица и без разъяснения данному лицу его прав, предусмотренных статьей 51 Конституции Российской Федерации и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Дьяченко материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Согласно статье 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться от дачи показаний и от предоставления правоохранительным органам других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении правонарушения. В силу части 1 статьи 27.7 КоАП Российской Федерации личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении осуществляются в случае необходимости в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения. При этом физическое лицо не понуждается к свидетельствованию против себя по смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации: данное лицо не обязано делать какие-либо заявления о своей виновности и не обязано представлять доказательства, подтверждающие его причастность к совершению общественно опасного противоправного деяния.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, названное конституционное право не исключает возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств — при условии соблюдения установленной законом процедуры осуществления соответствующих действий, последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств (определения от 16 декабря 2004 года № 448-О, от 3 июля 2007 года № 594-О-П, от 11 мая 2012 года № 673-О и др.). Данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, как следует из его решений, носит общий характер и распространяется на отношения, связанные с осуществлением публичного преследования физических лиц как в уголовно-процессуальном порядке, так и в порядке, предусмотренном законодательством об административных правонарушениях.

Такая мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице, применяемая в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения, носит кратковременный и безотлагательный характер и не предполагает получение согласия лица, в отношении которого она применяется.

2.2. В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 28.1 КоАП Российской Федерации дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. При этом законодательство об административных правонарушениях не предусматривает вынесения процессуального акта, которым за конкретным лицом признавался бы статус лица, привлекаемого к административной ответственности.

Вместе с тем часть 1 статьи 25.1 КоАП Российской Федерации закрепляет специальные права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (в том числе право давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника). Данными правами указанное лицо может пользоваться с момента возбуждения дела об административном правонарушении на любой стадии производства по делу. Разъяснение этих прав является дополнительной гарантией решения задач производства по делу об административном правонарушении (статья 24.1 КоАП Российской Федерации).


Таким образом, по смыслу названных законоположений, лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, необходимо разъяснять имеющиеся у него процессуальные права, причем непосредственно в момент фактического возбуждения дела, в том числе при применении к нему меры государственного принуждения в порядке, предусмотренном главой 27 КоАП Российской Федерации. Этому корреспондирует и норма части 4 статьи 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», согласно которой при обращении к гражданину сотрудник полиции обязан в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина.

Таким образом, статья 27.7 КоАП Российской Федерации, действующая в системной связи с другими нормами данного Кодекса, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дьяченко Андрея Валентиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа

Оспаривались нормы, регулирующие порядок проведения личного досмотра физлица, а также находящихся при нем вещей.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку позволяют проводить личный досмотр физлица без его согласия.

КС РФ отклонил такие доводы и разъяснил следующее.

По Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться от дачи показаний и от предоставления правоохранительным органам других доказательств, которые подтверждают его виновность в совершении правонарушения.

Между тем данное право не исключает возможность провести различные процессуальные действия с участием подозреваемого или обвиняемого, а также использовать документы, предметы одежды, образцы биотканей и т. д. для получения доказательств.

Такое допускается при условии, что будет соблюдена процедура совершения подобных действий, а также обеспечены последующая судебная проверка и оценка полученных доказательств.

Данная позиция носит общий характер и распространяется на отношения, связанные с осуществлением публичного преследования физлиц как в уголовно-процессуальном порядке, так и по правилам, предусмотренным законодательством об административных правонарушениях.

Такая мера обеспечения производства по делу, как личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физлице, применяется для обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения.

Эта мера носит кратковременный и безотлагательный характер. Поэтому она не предполагает получение согласия лица, в отношении которого она применяется.

Статья 31 Конституции России

Текст Ст. 31 Конституции РФ в действующей редакции на 2019 год:

Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Комментарий к Ст. 31 Конституции Российской Федерации

Конституция РФ закрепляет право граждан РФ на проведение публичных мероприятий.

Содержание статьи 31 Конституции соответствует положениям международных договоров. Так, в ч. 1 ст. 20 Всеобщей декларации прав человека установлено, что «каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций». В статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах записано следующее: «Признается право на мирные собрания. Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц». Согласно ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, «каждый человек имеет право на свободу мирных собраний».

Читайте так же:  Счётчик общедомовой тепла для многоквартирного дома цена в 2020 году

Закрепленное в Конституции РФ право предоставляет гражданам широкие возможности для выражения и обмена мнениями и убеждениями по самым разнообразным вопросам жизни государства и общества. Публичные мероприятия широко используются гражданами, партиями, общественными движениями, общественными организациями для решения различных проблем. Митинги и пикетирование активно используются профсоюзами и работниками различных отраслей народного хозяйства для предъявления органам государственной власти и местного самоуправления требований, в особенности касающихся улучшения жизненных условий, борьбы с преступностью и др. Публичные мероприятия имеют существенное значение при проведении предвыборных кампаний.

Положения Конституции РФ конкретизируются в текущем законодательстве. До принятия федерального закона порядок реализации права собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование определялся Указом Президента РФ от 25 мая 1992 г. «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования», а также нормативно-правовыми актами субъектов РФ*(125). В Указе Президента РФ было предусмотрено, что до урегулирования законом РФ порядка организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования следует исходить из положений Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. Указом Президента РФ было также предписано, что до принятия соответствующего закона нормы Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 г. «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» на территории России применяются в части, не противоречащей упомянутой Декларации.

В соответствии с Декларацией осуществление указанного права не должно нарушать права и свободы других лиц. Запрещается использование этого права для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, классовой, религиозной ненависти, для пропаганды насилия и войны.

Правила организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования, действовавшие на основе Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 г., устанавливали разрешительный порядок проведения публичных мероприятий. Разрешение выдавали исполнительные органы местной власти. Постепенно разрешительный порядок был заменен уведомительным. Указом Президента РФ от 24 мая 1993 г. было утверждено Временное положение о порядке уведомления органов исполнительной власти г. Москвы о проведении митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования на улицах, площадях и в иных открытых общественных местах города. Данным Положением был установлен уведомительный порядок реализации права на проведение публичных мероприятий, означающий, что для их проведения теперь не требуется специального разрешения властей.

Правительством Москвы 26 января 1999 г. во исполнение Указа Президента РФ было принято постановление «О порядке организации и проведения в городе Москве митингов, демонстраций, уличных шествий, и пикетирования»*(126). В этом постановлении устанавливалось, в частности, что о массовой акции с числом участников свыше 5 тыс. чел. письменно уведомляется Мэр Москвы, до 5 тыс. — префект административного округа, до тысячи человек — глава районной управы. Постановления и распоряжения по уведомлениям принимаются соответственно Правительством Москвы, префектами административных округов и главами районных управ.

Единый уведомительный порядок проведения публичных мероприятий на территории Российской Федерации был установлен Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»*(127).

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Читайте так же:  Что будет если совершеннолетний купил алкоголь несовершеннолетнему в 2020 году

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

Читайте так же:  Средне специальное и средне техническое образование разница в 2020 году

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Статья 13. В Российской Федерации признается идеологическое.

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

4. Общественные объединения равны перед законом.

5. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Конституция РФ, 51 статья: толкование и применение

Сегодня каждый школьник в нашей стране знает, что в случае чего, можно отказаться от дачи показаний правоохранительным органом. Конституция РФ (51 статья) нам это гарантирует. Однако часто люди только знают об этом. Некоторые наивно полагают, что она необходима только «уголовникам», другие не понимают, как на практике применяется этот закон. Мы попытаемся доступно разъяснить, как нас защищает Конституция РФ (51 статья). Неизвестно, что ждет нас завтра.

Конституция РФ: статья 51. Толкование закона

Обратимся к Основному Закону нашей страны. Согласно разбираемой норме права, никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Это относится и к близким родственникам: детям, жене, родителям, братьям и сестрам.

Смысл заключается в том, что в случае, когда у гражданина возникают неприятности с законом, он может сослаться на эту норму в Основном Законе и не давать никому объяснений. Делается это с целью не ухудшить свое положение.

Как вести себя с полицейскими. Применяем Конституцию на практике

Итак, Основной Закон дает право не отвечать на вопросы. Многие думают, что такая позиция перед следственными органами приведет к ухудшению положения. Однако это не так. Конституция (51 статья) призвана защищать права граждан. Допустим, человека обвиняют в совершении преступления. Что делать в этой ситуации? Адвоката нет, а следователи начинают задавать вопросы. В этом случае можно просто заявить, что Основной Закон страны дает право не отвечать на вопросы. Можно сказать, что скоро придет адвокат, с которым и будет все общение. Однако можно, сославшись на правовую норму, вообще ничего не говорить. На суде, конечно, могут спросить о том, почему подозреваемый отказался от дачи показаний. Тогда и можно заявить, что просто не доверяете следствию.

Опытные адвокаты говорят, что много уголовных дел основано на противоречиях в показаниях именно подозреваемых. То есть если бы они использовали право, которое предполагает Конституция РФ (51 статья), то имели бы шанс на оправдательный судебный вердикт.

От свидетеля до обвиняемого — один шаг

Бывают случаи, когда «минутный опрос» свидетеля превращался в часовой допрос подозреваемого. Человек, может, не совершал никаких преступлений, однако он хорошо подходит на роль преступника. Нераскрытое дело никому не нужно. Иногда их становится столько много, что возникает вопрос о профессиональной пригодности сотрудника правоохранительных органов. Когда следствие понимает, что очередное дело не раскроется, то подозреваемым часто становится свидетель. Он, может, и знает, что есть Конституция РФ, 51 статья в ней, которая «защищает преступников и мошенников», однако он — обычный свидетель.

Конечно, дача ложных показаний и отказ от них не приветствуются. За это можно получить наказание. Что делать в этой ситуации? Мы считаем, что при любом контакте со следственными органами при расследовании уголовных дел необходимо быть со своим адвокатам. Желательно, чтобы человек ему доверял: друг, знакомый, бывший сослуживец, однокурсник и т. д. Только опытный юрист порой может понять, куда ведет следствие. Иногда бывшие свидетели столько могут наговорить в свой адрес, что можно обвинить их в убийстве американского президента Кеннеди.

Вера в «добрых» людей

Конечно, нарушать законы нельзя. Мы не призываем к этому. Однако в жизни могут случиться разные ситуации. Достаточно сказать неосторожное слово в показаниях, и человека можно привлечь по нескольким уголовным делам. Не нужно верить в «добрых людей» и думать, что следователь будет заинтересован оправдать. Чем осторожнее высказывания, тем меньше срок. Это фраза опытных адвокатов. Поэтому лучше использовать право не свидетельствовать против самого себя в тех случаях, когда не знаешь, что говорить.

Достаточно одного лишнего неверного слова в потоке бесконечных допросов, и человек уже виновен. Всегда нужно помнить об этом. Право молчать гарантирует Конституция РФ, статья 51. Значение ее не стоит недооценивать. Что еще важно знать?

Статья 51 Конституции РФ: комментарии

Итак, человек имеет право отказаться от дачи показаний против самого себя и близких родственников. Эта норма действует не только при расследовании уголовных дел, но и при других обстоятельствах.

Предположим, водителя остановили сотрудники ГИБДД. Что происходит часто в таких ситуациях? Сотрудник — «царь и Бог», который общается с гражданином с позиции власти. Водитель, наоборот, понимает, что перед ним сотрудник полиции, начинает хаотично отвечать на его вопросы, оправдываться. Однако скажем сразу, что рассматриваемая нами статья в Основном Законе страны дает право не отвечать на вопросы. Если вы понимаете, что цель сотрудника — оштрафовать, то можно отказаться от общения с ним, сославшись на норму права. Это можно написать и в протоколе: «не согласен, правила не нарушал, требую присутствия юриста при осуществлении любых процессуальных действий». В этом случае доказать правонарушение будет намного сложнее.

По сути, это судебный спор, и если гражданин нарушил правило, необходимо предъявить веские доказательства на суде. Это понимают сотрудники правоохранительных органов. Если гражданин действительно не виноват, то они не будут нагнетать обстановку и, скорее всего, отпустят.

Мы привели пример применения базовой нормы права на практике. Таких случаев может быть много: в магазине, на дороге, на работе. Как говорится, от тюрьмы не зарекайся. Не нужно быть юристом, чтобы не ухудшить свое положение. Достаточно просто выдержать защиту, ссылаясь на приведенную выше норму права, не соглашаться ни с какими нормами, писать возражения, несогласие и т. д. В глазах сотрудников правоохранительных органов такие граждане переходят в статус «проблемных». Для какой цели связываться с такими людьми, если они действительно не виноваты?

Читайте так же:  Приведение устава в соответствие с действующим законодательством в 2020 году

Надеемся, что разъяснение важной правовой нормы, закрепленной в Основном Законе, поможет в жизни. Помните, предупрежден — значит, вооружен.

Статья 24 Конституции России

Текст Ст. 24 Конституции РФ в действующей редакции на 2019 год:

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Ст. 24 Конституции Российской Федерации

1. Важнейшим личным правом, непосредственно закрепленным в Конституции РФ, является право на информацию (ст. 24, 29 Конституции РФ). Положения Конституции РФ, устанавливающие данное право, соответствуют общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам России (ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 16 Конвенции о правах ребенка, ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Право на информацию закреплялось и в ст. 62 прежней Конституции России, однако механизм реализации этого права гражданами не был предусмотрен, в связи с чем далеко не всегда им могли воспользоваться.

Проблема защиты прав личности, защиты личности от несанкционированного сбора персональных данных, злоупотреблений, возможных при сборе, обработке и распространении информации персонального характера, приобрела особую актуальность в условиях интенсивного развития современных информационных технологий, включая широту применения Интернета.

В части 1 ст. 24 Конституции России определены основные элементы правового режима информации о частной жизни. При этом в правовом смысле важна определенность в понятиях «информация» и «частная жизнь».

Информация в российском законодательстве определяется как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления» (ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. (с посл. изм. и доп.) «Об информации, информатизации и защите информации»)*(106). Названный Закон выделяет также документированную информацию — сведения, зафиксированные на материальном носителе; информацию о гражданах или персональные данные — сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность.

Понятие «частная жизнь» в законодательстве четко не определено. В филологии частная жизнь трактуется исходя из признака ее отделенности, даже противопоставления сфер общественной и государственной жизни. Информация о ней отражает личностно выделенную деятельность, связанную с неофициальным, неформальным межличностным общением, включая общение с семьей, родственниками, друзьями, коллегами и др., а также значимые для лица действия и решения, в том числе опирающиеся на его правовой и материальный статус, но безразличные с точки зрения интересов общества и государства. Это, например, сведения о законном приобретении имущества, выборе учебного заведения для детей, места проведения отпуска, новой работы, внесении вклада в определенный банк.

Под сведениями о частной жизни подразумевается и информация о взглядах, мнениях, других воззрениях, позициях лица по определенным вопросам. Особое значение имеет защита внутреннего духовного мира человека, а также интимных сторон его жизни. Здесь единство требований права и морали задают необходимые ориентиры для частной жизни, определяя пределы дозволенного в ней и информации о ней.

2. Конституция РФ в ч. 2 ст. 24 возложила на органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обязанность обеспечивать каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

В развитие конституционных положений Президентом РФ 31 декабря 1993 г. был принят Указ о дополнительных гарантиях права граждан на информацию. Согласно Указу деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц должна осуществляться на принципах информационной открытости, что выражается в доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей их личные интересы, а также в систематическом информировании граждан о предполагаемых или принятых решениях*(107).

Порядок реализации права граждан на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, определен и в ряде федеральных законов. Согласно Федеральному закону «Об информации, информатизации и защите информации», гражданам и организациям предоставлено право на доступ к документированной информации о них, на уточнение этой информации в целях обеспечения ее полноты и достоверности; они имеют право знать, кто и в каких целях использует или использовал эту информацию. На владельца документированной информации о гражданах возложена обязанность предоставлять информацию бесплатно по требованию тех лиц, которых она касается (ст. 14).

Наряду с возможностью получения информации для личных целей граждане, как участники государственной и общественной жизни, имеют право получать информацию, имеющую общественно-политическую и государственную значимость. В Российской Федерации действует общий принцип, согласно которому любая информация, представляющая общественный и государственный интерес, должна быть открытой и доступной, за исключением случаев, специально оговоренных законодательно. Каждое заинтересованное лицо может воспользоваться предоставленным ему правом, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Конституцией РФ прямо не предусмотрены возможности и основания получения необходимых документов в негосударственных сферах, однако эти вопросы урегулированы в федеральных законах и подзаконных актах в отношении отдельных видов информации, в частности следственной, экологической и медицинской.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Особый порядок ознакомления с собранными в отношении лица материалами закреплен в уголовно-процессуальном законодательстве. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ обвиняемый и его защитник в ходе предварительного расследования могут знакомиться с протоколами следственных действий, проводимых с участием обвиняемого, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения ареста или продления срока содержания под стражей. По окончании предварительного следствия правом ознакомления со всеми материалами дела обладают потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также обвиняемый и его защитник. Определением Конституционного Суда РФ от 15 декабря 2000 г. по запросу Останкинского межмуниципального (районного) суда г. Москвы о проверке конституционности ч. 2 ст. 53 и п. 1 ч. 2 ст. 120 УПК РФ было признано, что это право должно обеспечиваться указанным лицам и при окончании дознания, а положения ст. 53 и 120 УПК РФ, исключающие возможность ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей с материалами дела, оконченного в форме дознания, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here