Последствия признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе в 2020 году

Самое важное в статье: "Последствия признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

ВОПРОС 4. Последствия признания доказательств недопустимыми.

К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Признание доказательства недопустимым представляет собой процессуальную санкцию, исключающую доказательство (формально остающиеся в деле) из процесса доказывания. В дальнейшем ни сторона обвинения, ни сторона защиты не смогут ссылаться на это доказательство в обоснование своей позиции или опровержение доводов противоположной стороны.

Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, а также гражданский истец, гражданский ответчик, их представители вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно (ст. 119 УПК РФ). Ходатайство заявляется дознавателю, следователю либо в суд. Правом заявлять ходатайство в ходе судебного разбирательства обладает также государственный обвинитель.

Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия или судебного заседания (ст. 120 УПК РФ). Отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство.

Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления ( ст. 121 УПК РФ).

Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении дознаватель, следователь, судья выносят постановление, а суд — определение, которое доводится до сведения лица, заявившего ходатайство. Решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 УПК РФ.

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт (п. 3 ст. 88 УПК РФ). Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 УПК РФ.

Оценка доказательств в соответствии с так называемой «асимметрией» правил оценки их допустимости означает, что доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, должны признаваться допустимыми, если об этом ходатайствует сторона защиты.

Доказательства, оправдывающие лицо, обвиняемое в совершении преступления, либо смягчающие его ответственность или наказание, хотя и полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, по ходатайству стороны защиты могут и должны использоваться судом для обоснования выводов и принимаемых решений. Это помимо того, что в силу принципа презумпции невиновности и без того все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК).

Доказательства в уголовном процессе в 2020 году

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Вернуться назад на Доказательства 2020

Установление полной картины совершенного преступления и сопутствующих обстоятельств законно возлагает на суд и сторону обвинения. В таковой работе принимает участие защита обвиняемого. При этом каждая из сторон действует в строгом соответствии с положениями уголовного законодательства. В демократическом государстве правосудие строится на принципе равноправия сторон. Следовательно, необходимо точно описать порядок действий обвинения и защиты, создав тем самым им одинаковые стартовые позиции.

Опираясь на принципы права, законодатель ввел в соответствующие кодексы точные определения используемых понятий. Суть доказательства виновности (отсутствия таковой) в уголовном процессе исчерпывающе раскрыто в 2020 году в 74 статье УПК. Из определения следует, что стороны должны оперировать сведениями, способными раскрыть ту или иную сторону разбираемой ситуации.

Однако обычная информация доказательством не признается. Данные должны быть точными, правдивыми, соответствующими действительности. В качестве доказательства того или иного обстоятельства в уголовном процессе принимаются сведения, выдерживающие всестороннюю проверку. То есть утверждение (предмет) может быть подвергнут исследованиям, анализу, встречным опросам и иным методам опровержения.

Следующей характеристикой доказательства является отношение к рассматриваемой ситуации. То есть факторы, не связанные с преступлением, не принимаются во внимание в процессе. А сам перечень обстоятельств, имеющих отношение к разбирательству, также приводится в отдельных статьях кодексов (УК и УПК), а также в разъяснениях Верховного Суда РФ.

Предметы доказывания по уголовному делу описаны в статье 73 УПК. К таковым относятся следующие:

• факт совершения преступления и его события;
• виновность обвиняемого;
• его мотивы;
• характеристики личности преступника;
• размер ущерба (вреда);
• смягчающие и отягощающие факторы;
• обстоятельства, исключающие уголовную ответственность или освобождение от таковой.

Вопросы имущества, которое требуется конфисковать, раскрыты в статье 104.1 УК РФ.

Например, ВС РФ рекомендовал судам при рассмотрении уголовных правонарушений принимать во внимание семейное положение подозреваемых. Фактически таковое обстоятельство не имеет отношения к правосудию по конкретному вопросу. Но в более широком смысле оно является важнейшим фактором. Судья должен учитывать, как его решение повлияет на положение лиц, зависящих от обвиняемого. Недопустимо ухудшать их жизнь, лишать единственного источника дохода и другое.

Во втором пункте статьи 74 УПК приведен перечень факторов, которые могут подтвердить обстоятельства, подлежащие доказыванию по определенному уголовному делу.

К таковым законодатель отнес:

• показания лиц, имеющих процессуальное право излагать таковые;
• заключения;
• материальные доказательства;
• документы.

Перечень, с одной стороны, точный. В частности, в статье перечисляются правовые определения людей, показания которых принимаются в качестве доказательств. С другой стороны, за судом остается право принимать в качестве необходимых подтверждений «иные документы» (пп. 6 п. 2 ст. 74 УПК).

Факторы, подлежащие доказыванию, также определяются в статьях законодательства. Преступление характеризуется материальными и формальными признаками. Из этого следует наличие в законе определения уголовного правонарушения. Дознание отталкивается от такового для квалификации преступления. А это порождает необходимость точного подтверждения каждого из описанных в статье УК признаков.

Среди лиц, показания которых имеют статус доказательств, указаны следующие:

Читайте так же:  Помещение принадлежит арендодателю на праве собственности в 2020 году

• обвиняемый (подозреваемый);
• потерпевший;
• свидетель;
• эксперт;
• специалист.

Здесь следует обратить внимание на тот факт, что не все процессуальные лица указаны в перечне. Так, слова переводчика, к примеру, не причисляются к доказательной базе. В практике судов нередки случаи привлечения к рассмотрению дел следователей и дознавателей. Это не совсем правильно. Ранее в уголовном праве представители обвинения были введены в перечень лиц, наделенных правом показаний. Теперь привлечение следователя не вполне законно. Его слова не признаются в правовом поле доказательствами.

Второй пункт подтверждений обстоятельств, требующих доказывания в уголовном производстве, это заключение. Таковое могут излагать суду:

• эксперт, наделенный определенными полномочиями в силу наличия знаний в конкретной области;
• специалист.

Заключение является документальным подтверждением обстоятельств. Его оформляют в письменном виде. Эксперт несет ответственность за правильность и точность экспертизы. Кроме того, он обязан не только изложить суду свою точку зрения с подтверждениями, но и ответить на вопросы противной стороны.

Материальные доказательства по уголовному делу – это вещи, которые относятся к совершенному преступлению. К примеру, оружие, слепки следов, одежда со следами крови и иных биологических выделений. Такие предметы представлять суду могут обе противоборствующие стороны процесса с соблюдением законных формальностей.

Из определения, приведенного в законе, вытекают предмет и пределы предельно возможного доказывания по уголовному делу. Первый точно, но не исчерпывающе, описан в статье 73 УПК. К предметам доказывания относятся все характеристики преступления, включая субъективные и объективные. Уголовному преследованию подлежит поведение, в точности соответствующее описанию, приведенному в соответствующей статье УК.

Кроме того, доказыванию подлежат и промежуточные обстоятельства. Их логичная совокупность позволяет прийти к выводу о характере и мотивах поведения подозреваемого. То есть ситуация в ходе следствия разбивается на эпизоды. Каждый должен быть подтвержден теми или иными видами доказательств. Причем принимаются во внимание как позитивные подтверждения наличия обстоятельства, так и отсутствие таковых.

В криминалистической теории доказательства в уголовном судопроизводстве принято подразделять по:

Под относимостью здесь понимается связь представленных сведений с преступлением. Сторона стремится доказать определенное обстоятельство. Для этого предоставляется информация (вещь, документ). Суд обязан установить, характеризует ли данная информация преступление или подозреваемого, как она относится к разбираемому делу. В этом состоит свойство относимости.

Весь процесс принятия вопроса об относимости доказательства принято разделять на логические этапы:

• определение того, входит ли приведенный факт в состав доказываемого, может ли способствовать раскрытию дела;
• анализ влияния информации на классификацию преступления (опровергает или подтверждает).

Допустимость состоит в соответствии сведений законодательным нормам. Дело в характеристике источников доказательств. Таковые должны быть полностью законны. Иначе сведения не могут быть приняты судом. Недопустимо предоставлять сведения, полученные противоправным образом. Например, записи незаконного подслушивания переговоров.

В широком правовом смысле допустимость подразумевает наличие нескольких составляющих доказательства. А именно:

1. Субъект, представляющий показания или иные данные, должен быть признан полномочным. То есть, описан в уголовном законодательстве в качестве такового (свидетель, обвиняемый, к примеру).
2. Источник информации – надлежащим (законным).
3. Процессуальные действия должны быть также описаны в кодексах и выполнены безукоризненно.

Например, в качестве доказательства в судебном разбирательстве принимаются сведения, сообщенные человеком на допросе. К делу прилагается протокол проведения такового. Стороны судопроизводства изучают не только информацию, но и форму документа. Если обнаружены процессуальные ошибки во ведении или оформлении допроса, то протокол суд исключит из материалов дела. Значит, показания станут ничтожными.

К свойствам доказательств принято относить достоверность и достаточность. Это характеристики, серьезно влияющие на ход уголовного процесса. Они логично проистекают из принципа справедливости правосудия.

Под достоверностью понимают соответствие предоставленных данных действительности. Такое качество доказательства гарантирует установление истины в ходе разбирательства. А именно в этом состоит цель правосудия в демократиях. Поэтому законодательство налагает ряд ограничений на выбор источников доказательств.

Запрещено использовать для подтверждения фактов такие:

• анонимные;
• результаты деятельности оперативно-розыскной бригады, не соответствующие процессуальным нормам;
• сведения, полученные с использованием служебной собаки.

Законодатель обоснованно ставит достоверность приводимых доказательств в зависимости от их источников. Привлечение сомнительных источников не способствует достижению правосудия.

Достаточностью описывают совокупность всех факторов, приведенных по одному преступлению. При производстве по уголовному делу стороны выдвигают свои аргументы, доказательно их подтверждая. При этом каждая стремится создать собственную картину целого. Суд разбирает каждый сегмент отдельно. Но цель его – составить целостную картину произошедшего, чтобы принять решение.

Судья обязан понять, достаточно ли приведенных аргументов для установления истины. При этом принимаются во внимание факторы, полностью отвечающие всем требованиям достоверности, допустимости и относимости.

Кроме того, в статье 77 УПК приведена норма, ограничивающая суд в части определения достаточности доказательной базы. Таковой не признается совокупность факторов, составленных из признаний осуждаемого. Таковые требуется подтвердить иными сведениями, добытыми с соблюдением уголовно-процессуальных норм.

В криминалистике проводится целый ряд классификаций сведений, подтверждающих обстоятельства, подлежащие доказыванию. При этом используется их отношение к одной из сторон процесса. Дело в том, что подтверждения влияют на содержание итогов работы следствия и адвоката, на судьбу подсудимого, на решение судьи.

Так, по отношению к предмету доказывания классифицируют сведения:

1. Прямые. Это доказательства, неопровержимо подтверждающие причастность обвиняемого к совершению преступления.
2. Косвенные. Так называются сведения, подтверждающие причастность человека к уголовному нарушению закона через некий промежуточный фактор.

Например, показания жертвы нападения – это прямое доказательство. То же относится к показаниям свидетелей преступления, оформленных протоколом в соответствии с требованиями статьи УПК. А рассказ друга подозреваемого о планах последнего на совершение нападения – это косвенное доказательство. Таковое в обязательном порядке проверяется на относительность к делу, иначе может быть применено наказание за клевету.

Источники получения сведения делятся на первоначальные и производные. Первые представляют собой информацию, полученную непосредственно в момент совершения проступка, вторые – через промежуточный источник. То есть разговор о желании совершить нападение.

По отношению к осуждаемому доказательства принято классифицировать на:

В ходе судопроизводства по одному уголовному делу, как правило, применяются все виды доказательств. Работа суда состоит в том, чтобы дать им оценку, установить истину и принять справедливое решение.

Кудрявцев В.Л. Проблемы двойного стандарта при определении допустимости доказательств в российской уголовно-процессуальной науке

Кудрявцев В.Л. Проблемы двойного стандарта при определении допус­тимости доказательств в российской уголовно-процессуальной науке // Акту­альные проблемы уголовно-процессуального права и практика его приме­нения: Материалы международной дистанционной научно-практической кон­ференции. Караганда: КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2009. С. 7-13.

КУДРЯВЦЕВ В. Л., доктор юридических наук, профессор (г. Челябинск, Российская Федерация)

Читайте так же:  Поворот исполнения судебного акта в арбитражном процессе в 2020 году

ПРОБЛЕМЫ ДВОЙНОГО СТАНДАРТА ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В РОССИЙСКОЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ НАУКЕ

В российской уголовно-процессуальной науке при определении допусти­мости доказательств существует двойной стандарт, который заключается в том, что правило о недопустимости доказательств относят только к обвинитель­ным доказательствам, полученным с нарушением закона, а оправдательные же доказательства, полученные с нарушением закона, считают, что вправе исполь­зовать сторона защиты [1] .

Такое правило получило название в литературе «асимметрией правил до­пустимости доказательств» и его впервые в юридический лексикон ввел А.М. Ларин [2] .

Сама по себе «асимметрия правил допустимости доказательств» в уго­лов­ном судопроизводстве выгодна стороне защиты, особенно её профессиональ­ному участнику адвокату-защитнику, но не следует забывать, что вся деятель­ность данной стороны происходит в рамках действующего законодательства РФ, а поэтому она не может не считаться с ней.

В связи с чем возникает закономерный вопрос, соответствует ли данное правило законодательству РФ?

Как правильно замечал П. Сергеич: «лучшая защита – это защита законом, ее преимущества в том, что, если защита нашла юридически верное положение, оно обязательно для судей» [3] .

Основные аргументы сторонников «асимметрии правил допустимости до­казательств» заключаются в следующем [4] :

1. Недопустимым оправдательное доказательство становится в силу не формального, а существенного нарушения закона (ст. 345 УПК РСФСР) [5] , те­перь в соответствии с действующим законодательством ч.1 ст. 381 УПК РФ, где дано общее понятие нарушений уголовно-процессуального закона, кото­рые в УПК РСФСР, науке, судебной практике признавались существенными [6] . Но неза­висимо от того идёт ли речь о норме ст. 345 УПК РСФСР или ч.1 ст. 381 УПК РФ результат один — положение этих статей распространяется не только на оправдательные, но и на обвинительные доказательства. Поэтому здесь не будет «асимметрии правил допустимости доказательств», так как законодатель устанавливает одинаковый правовой режим допустимости доказательств как обвинительных, так и оправдательных

Таким образом, как из ч.2 ст. 50 Конституции РФ, так и из ч.1 ст. 75 УПК РФ однозначно следует, что законодатель устанавливает одинаковый правовой режим допустимости доказательств как обвинительных, так и оправдательных.

3. Третий аргумент по смыслу является одинаковым в трёх ниже приво­димых позициях, но поскольку каждая из них имеет своё обоснование, то и ана­лиз будет осуществлён каждого из них по отдельности.

А) Обвиняемый не может нести ответственности за ошибки следова­теля, погубившего оправдательное доказательство [8] , поскольку иное решение будет означать отступление от уже сложившейся в современном состязатель­ном про­цессе судебной практики [9] . Наиболее ярким представителем современ­ного состяза­тельного процесса являются США. Статья 105 феде­ральных правил ис­пользования доказательств в судах США и судьями и ма­гистратами США гла­сит: “Если доказательство, допустимое для одной стороны или для одной цели и недопустимо для другой стороны или для другой цели, принимается в качестве допустимого, то суд по соответствующему ходатайству должен ограничить ис­следование этого доказательства до надлежащих пределов и дать соответст­вующее указание присяжным” [10] . Таким образом, американские правила устанав­ливают одинаковый правовой режим допустимости доказательств как для стороны обвинения, так и для стороны защиты, что, несомненно, находит отражение в судебной практике. И это не случайно, поскольку любой современ­ный состязательный процесс предполагает равноправие сторон [11] , в нашем слу­чае – одинаковый правовой режим допустимости доказательств для сторон. По­этому вышеуказанный аргумент нельзя признать верным.

Б) По мнению ряда адвокатов: «… доказательства, полученные с нару­ше­нием установленного порядка или прав обвиняемого и признанные на этом ос­новании недопустимыми, могут (за некоторыми исключениями…) использовать в интересах защиты. Если лишить сторону защиты такого права, получится, что негативные последствия нарушений закона, допущенных при получении дока­зательств, несёт обвиняемый, что на обвиняемого и на его защитника, по суще­ству, возлагается ответственность за такие наруше­ния» [12] . И для обоснования своей позиции они приводят следующий пример: «По ходатайству обвиняемого следователь допросил свидетеля, который подтвердил ссылку обвиняемого на алиби. По небрежности следователя свидетель не был предупреждён об ответ­ственности за дачу ложных показаний. Если почему-либо повторный допрос данного свидетеля окажется невозмож­ным, можно ли исключить его показания из числа доказательств, не учиты­вать их при оценке доказанности виновности обвиняемого? Мы считаем, что нельзя. Во всяком случае защитник вправе ис­пользовать такие показания в обосновании своей позиции (это не исключает, разумеется, необходимости проверки достоверности указанных показаний на­равне со всеми другими до­казательствами)» [13] .

Вышеуказанное обоснование об определенных случаях допустимости «асимметрии правил допустимости доказательств» является самым распро­стра­нённым в адвокатской среде и в литературе [14] , поэтому оно воспроизве­дено полно­стью и соответственно будет детально рассмотрено.

Таким образом, вопрос об «асимметрии правил допустимости доказа­тельств» в вышеуказанных рассуждениях, по своей сущности, является про­бле­мой должного правоприменения со стороны обвинения и со стороны суда и не в полной мере верой адвокатов-защитников в силу положений закона, пре­зумп­ции невиновности для защиты прав и законных интересов подзащит­ного. Но подобные проблемы, не законодательного, а правоприменительного характера, не могут являться основанием для признания существования «асимметрии пра­вил допустимости доказательств». Поэтому вышеуказанная аргументация не может свидетельствовать о законности и обоснованности применения «асим­метрии правил допустимости доказательств».

В) Обвиняемый не должен расплачиваться недопустимостью доказатель­ства за нарушение должностным лицом нормы УПК, представляющей гарантию защиты прав обвиняемого (в этом случае нарушение гарантии не влияет на по­лучение доказательства – оно оправдательное) [16] . А почему тогда потерпевший должен расплачиваться недопустимостью обвинительного доказательства за на­рушение должностным лицом норм УПК, представляющими гарантию защиты прав потерпевшего. Ведь уголовное судопроизводство имеет своим назначе­нием: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений /п.1 ч.1 ст. 6 УПК РФ/, наравне с защитой личности от незакон­ного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод /п.2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ/ [17] .

Таким образом, и вышеуказанная позиция не основана на действующем за­конодательстве, поскольку законодатель не предусматривает в качестве приви­легии «асимметрию правил допустимости доказательств» для стороны защиты как составную часть механизма защиты прав и законных интересов подозревае­мого (обвиняемого)/п.2 ч.1 ст. 6 УПК РФ/, а потому вышеуказанное предложе­ние является двойным стандартом при определении допустимости доказа­тельств не соответствующим закону.

Итак, во-первых, «асимметрия правил допустимости доказательств» не соответствует законодательству РФ, а потому ее применение в уголовном су­до­производстве неприемлемо [21] ; во-вторых, с точки зрения закона проблемы двой­ного стандарта при определении допустимости доказательств нет.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Бұл мақала дәлелдемелердің жол берушілік ережелерінің асимметриясы туралы сұрақтарға арналған. Осы айқындаманы ұстанушылардың пікірлері мен негізгі аргументтері талданған.

In article through problems of the double standard at definition of an admissibility of proofs in the Russian criminally-remedial science it is a question of asymmetry of rules of an admissibility of proofs. The basic arguments of supporters of the given po­sition are analyzed and the conclusion that it does not correspond to the current legis­lation of the Russian Federation and accordingly becomes, from the point of view of the law of the double standard at definition of an admissibility of proofs is not present.

Читайте так же:  Список документов для получения разрешения на строительство в 2020 году

[1] См., напр.: Савицкий В.М. Последние изменения в УПК: продолжение демократизации судо­производства (вступительная статья к УПК) // УК РФ, УПК РФ. М., 1994. С. 184; Он же. Перед судом присяжных вино­вен или невиновен? М., 1995. С. 75-76; Григорьева Н. Исклю­чение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. 1995. № 11. С. 5; Резник Г.М. О допустимости доказательств, тактике защиты и обвинения // Россий­ская юстиция. 1996. № 4. С. 43; Кипнис Н.М. Спорные вопросы теории и практики допусти­мости доказательств // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С. 174.

[2] См.: Стецовский Ю.И., Ларина А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на за­щиту. М.: Юрид. лит., 1988. С. 303.

[3] Сергеич П. Уголовная защита. Практические заметки. Спб., 1913. С. 38.

[4] Некоторые аспекты критики асимметрии правил допустимости доказательств отражены в работах: Кудряв­цев В.Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судо­производстве // Журнал российского права. 2005. № 6; Кудряв­цев В.Л. Процессуальные и криминалистиче­ские основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во «Юр­литинформ», 2006.

[5] См.: Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняе­мому права на за­щиту. С. 303.

[6] Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федера­ции / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М., 2002. С. 627

[7] См.: Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государ­ство и право. 1994. № 6. С. 105-106.

[8] См.: Пашин С.А. Доказательства в Российском уголовном процессе // Состязательное правосу­дие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II . М., 1996. С. 371-372.

[9] См.: Пашин С.А. Реформа российского уголовно-процессуального законодательства // Судеб­ная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. М., 1997. С.99-100.

[10] См.: Цит. по: Кипнису Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юристь, 1995. С. 101-102.

[11] См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных госу­дарств. ИКД “Зер­цало-М”, 2001. С. 22-24; Комментарий к Конституции Российской Федера­ции. М.: Изд-во БЕК, 1994. С. 388-389; Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М.: Юрид. лит., 1993.

[12] Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-про­цессуальному законодательству: Практ. пособие. М., 2004. С.39.

[13] Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-про­цессуальному законодательству: Практ. пособие. С. 40

[14] См. напр.: Баев М.О. Теория профессиональной защиты: тактико-этические аспекты. М.: Изд-во «Юрлитин­форм», 2006. С.95-96; Кипнис Н.М. Некоторые вопросы института допус­тимости доказательств в УПК РФ // Некоторые теоретические проблемы доказывания в суде // Адвокат: навыки профес­сионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукь­яновой, Л.П. Михайло­вой. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 274; Чистова Н. И. Признание недо­пустимыми доказа­тельств, полученных на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 9.

[15] Петрухин И.Л. Обвиняемый, защитник и законный представитель обвиняемого // Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин, изд. 2-е исправ. и доп. М.: Юрид. лит.,1973. С. 553.

[16] См. об этом: Победкин А.В., Гавриков В.А. О некоторых проблемах определения допустимо­сти доказа­тельств в уголовном процессе// Государство и право. 1999. № 7. С.53-56; Победкин А.В. Уголовно-процес­суальное доказывание. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2009.

[17] См. о назначении уголовного судопроизводства более подробно: Кудрявцев В.Л. Уголов­ное судопроизвод­ство как сфера особой защиты конституционных прав и законных интере­сов человека и граж­данина // Адвокат. 2008. № 9; Кудрявцев В.Л. Реализация конституци­онно-правового института квали­фици­рованной юридической помощи в деятельности адво­ката (защитника) в уголовном судопроизводстве / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.

[18] Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. М.: Изд-во Эксмо, 2006. С.83.

[19] Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и прак­тики). М.: Юрид. лит., 1971. С.114.

[20] Абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 года № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 324 и 450 Уго­ловно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы де­путатов Государственной Думы» // Российская газете. 2004. 7 июля.

[21] См., так же: Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике // Комментарий российского законо­да­тельства. М., 1997. С. 148-149; Смородинова А., Зайцева С., Громов Н. Соотношение доказа­тельств и фактов в уголовном процессе // Рос­сийская юстиция. 1998. № 11. С. 24.

Последствия признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе в 2020 году

Недопустимые доказательства в уголовном судопроизводстве

Одной из главных задач прокурорского надзора является обеспечение неукоснительного соблюдения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принципов уголовного судопроизводства, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Согласно позиции статьи 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми.

Доказательства могут быть признаны недопустимыми в следующих случаях:

— показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

— показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

— предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 УПК РФ;

— иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Согласно ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

По общему правилу недопустимые доказательства не должны участвовать в процессе доказывания не только при рассмотрении дела судом присяжных, но и в обычном порядке, не только в судебных, но и в досудебных стадиях.

Читайте так же:  Определение подсудности по делам об административных правонарушениях в 2020 году

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Между тем признание доказательства недопустимым — это не обязанность, а право суда.

Решение о признании доказательства полученным с нарушением закона и его исключении из совокупности доказательств по делу должно быть мотивировано, с указанием, в чем именно выразилось нарушение закона.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы, не подлежат включению в обвинительное заключение, не могут быть положены в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства для доказывания любого из обстоятельств, имеющих значение в уголовном судопроизводстве.

Вместе с тем, не любое нарушение требований УПК приводит к тому, что доказательство становится недопустимым. Несущественное, бесспорно не влияющее на доказательственное значение закрепленных сведений, нарушение не должно влечь за собой признания доказательства недопустимым.

Кудрявцев В.Л. Проблемы двойного стандарта при определении допустимости доказательств в российской уголовно-процессуальной науке

Кудрявцев В.Л. Проблемы двойного стандарта при определении допус­тимости доказательств в российской уголовно-процессуальной науке // Акту­альные проблемы уголовно-процессуального права и практика его приме­нения: Материалы международной дистанционной научно-практической кон­ференции. Караганда: КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2009. С. 7-13.

КУДРЯВЦЕВ В. Л., доктор юридических наук, профессор (г. Челябинск, Российская Федерация)

ПРОБЛЕМЫ ДВОЙНОГО СТАНДАРТА ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В РОССИЙСКОЙ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ НАУКЕ

В российской уголовно-процессуальной науке при определении допусти­мости доказательств существует двойной стандарт, который заключается в том, что правило о недопустимости доказательств относят только к обвинитель­ным доказательствам, полученным с нарушением закона, а оправдательные же доказательства, полученные с нарушением закона, считают, что вправе исполь­зовать сторона защиты [1] .

Такое правило получило название в литературе «асимметрией правил до­пустимости доказательств» и его впервые в юридический лексикон ввел А.М. Ларин [2] .

Сама по себе «асимметрия правил допустимости доказательств» в уго­лов­ном судопроизводстве выгодна стороне защиты, особенно её профессиональ­ному участнику адвокату-защитнику, но не следует забывать, что вся деятель­ность данной стороны происходит в рамках действующего законодательства РФ, а поэтому она не может не считаться с ней.

В связи с чем возникает закономерный вопрос, соответствует ли данное правило законодательству РФ?

Как правильно замечал П. Сергеич: «лучшая защита – это защита законом, ее преимущества в том, что, если защита нашла юридически верное положение, оно обязательно для судей» [3] .

Основные аргументы сторонников «асимметрии правил допустимости до­казательств» заключаются в следующем [4] :

1. Недопустимым оправдательное доказательство становится в силу не формального, а существенного нарушения закона (ст. 345 УПК РСФСР) [5] , те­перь в соответствии с действующим законодательством ч.1 ст. 381 УПК РФ, где дано общее понятие нарушений уголовно-процессуального закона, кото­рые в УПК РСФСР, науке, судебной практике признавались существенными [6] . Но неза­висимо от того идёт ли речь о норме ст. 345 УПК РСФСР или ч.1 ст. 381 УПК РФ результат один — положение этих статей распространяется не только на оправдательные, но и на обвинительные доказательства. Поэтому здесь не будет «асимметрии правил допустимости доказательств», так как законодатель устанавливает одинаковый правовой режим допустимости доказательств как обвинительных, так и оправдательных

Таким образом, как из ч.2 ст. 50 Конституции РФ, так и из ч.1 ст. 75 УПК РФ однозначно следует, что законодатель устанавливает одинаковый правовой режим допустимости доказательств как обвинительных, так и оправдательных.

3. Третий аргумент по смыслу является одинаковым в трёх ниже приво­димых позициях, но поскольку каждая из них имеет своё обоснование, то и ана­лиз будет осуществлён каждого из них по отдельности.

А) Обвиняемый не может нести ответственности за ошибки следова­теля, погубившего оправдательное доказательство [8] , поскольку иное решение будет означать отступление от уже сложившейся в современном состязатель­ном про­цессе судебной практики [9] . Наиболее ярким представителем современ­ного состяза­тельного процесса являются США. Статья 105 феде­ральных правил ис­пользования доказательств в судах США и судьями и ма­гистратами США гла­сит: “Если доказательство, допустимое для одной стороны или для одной цели и недопустимо для другой стороны или для другой цели, принимается в качестве допустимого, то суд по соответствующему ходатайству должен ограничить ис­следование этого доказательства до надлежащих пределов и дать соответст­вующее указание присяжным” [10] . Таким образом, американские правила устанав­ливают одинаковый правовой режим допустимости доказательств как для стороны обвинения, так и для стороны защиты, что, несомненно, находит отражение в судебной практике. И это не случайно, поскольку любой современ­ный состязательный процесс предполагает равноправие сторон [11] , в нашем слу­чае – одинаковый правовой режим допустимости доказательств для сторон. По­этому вышеуказанный аргумент нельзя признать верным.

Б) По мнению ряда адвокатов: «… доказательства, полученные с нару­ше­нием установленного порядка или прав обвиняемого и признанные на этом ос­новании недопустимыми, могут (за некоторыми исключениями…) использовать в интересах защиты. Если лишить сторону защиты такого права, получится, что негативные последствия нарушений закона, допущенных при получении дока­зательств, несёт обвиняемый, что на обвиняемого и на его защитника, по суще­ству, возлагается ответственность за такие наруше­ния» [12] . И для обоснования своей позиции они приводят следующий пример: «По ходатайству обвиняемого следователь допросил свидетеля, который подтвердил ссылку обвиняемого на алиби. По небрежности следователя свидетель не был предупреждён об ответ­ственности за дачу ложных показаний. Если почему-либо повторный допрос данного свидетеля окажется невозмож­ным, можно ли исключить его показания из числа доказательств, не учиты­вать их при оценке доказанности виновности обвиняемого? Мы считаем, что нельзя. Во всяком случае защитник вправе ис­пользовать такие показания в обосновании своей позиции (это не исключает, разумеется, необходимости проверки достоверности указанных показаний на­равне со всеми другими до­казательствами)» [13] .

Вышеуказанное обоснование об определенных случаях допустимости «асимметрии правил допустимости доказательств» является самым распро­стра­нённым в адвокатской среде и в литературе [14] , поэтому оно воспроизве­дено полно­стью и соответственно будет детально рассмотрено.

Таким образом, вопрос об «асимметрии правил допустимости доказа­тельств» в вышеуказанных рассуждениях, по своей сущности, является про­бле­мой должного правоприменения со стороны обвинения и со стороны суда и не в полной мере верой адвокатов-защитников в силу положений закона, пре­зумп­ции невиновности для защиты прав и законных интересов подзащит­ного. Но подобные проблемы, не законодательного, а правоприменительного характера, не могут являться основанием для признания существования «асимметрии пра­вил допустимости доказательств». Поэтому вышеуказанная аргументация не может свидетельствовать о законности и обоснованности применения «асим­метрии правил допустимости доказательств».

В) Обвиняемый не должен расплачиваться недопустимостью доказатель­ства за нарушение должностным лицом нормы УПК, представляющей гарантию защиты прав обвиняемого (в этом случае нарушение гарантии не влияет на по­лучение доказательства – оно оправдательное) [16] . А почему тогда потерпевший должен расплачиваться недопустимостью обвинительного доказательства за на­рушение должностным лицом норм УПК, представляющими гарантию защиты прав потерпевшего. Ведь уголовное судопроизводство имеет своим назначе­нием: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений /п.1 ч.1 ст. 6 УПК РФ/, наравне с защитой личности от незакон­ного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод /п.2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ/ [17] .

Читайте так же:  Ответственность за непоставку товара по договору поставки в 2020 году

Таким образом, и вышеуказанная позиция не основана на действующем за­конодательстве, поскольку законодатель не предусматривает в качестве приви­легии «асимметрию правил допустимости доказательств» для стороны защиты как составную часть механизма защиты прав и законных интересов подозревае­мого (обвиняемого)/п.2 ч.1 ст. 6 УПК РФ/, а потому вышеуказанное предложе­ние является двойным стандартом при определении допустимости доказа­тельств не соответствующим закону.

Итак, во-первых, «асимметрия правил допустимости доказательств» не соответствует законодательству РФ, а потому ее применение в уголовном су­до­производстве неприемлемо [21] ; во-вторых, с точки зрения закона проблемы двой­ного стандарта при определении допустимости доказательств нет.

Бұл мақала дәлелдемелердің жол берушілік ережелерінің асимметриясы туралы сұрақтарға арналған. Осы айқындаманы ұстанушылардың пікірлері мен негізгі аргументтері талданған.

In article through problems of the double standard at definition of an admissibility of proofs in the Russian criminally-remedial science it is a question of asymmetry of rules of an admissibility of proofs. The basic arguments of supporters of the given po­sition are analyzed and the conclusion that it does not correspond to the current legis­lation of the Russian Federation and accordingly becomes, from the point of view of the law of the double standard at definition of an admissibility of proofs is not present.

[1] См., напр.: Савицкий В.М. Последние изменения в УПК: продолжение демократизации судо­производства (вступительная статья к УПК) // УК РФ, УПК РФ. М., 1994. С. 184; Он же. Перед судом присяжных вино­вен или невиновен? М., 1995. С. 75-76; Григорьева Н. Исклю­чение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Российская юстиция. 1995. № 11. С. 5; Резник Г.М. О допустимости доказательств, тактике защиты и обвинения // Россий­ская юстиция. 1996. № 4. С. 43; Кипнис Н.М. Спорные вопросы теории и практики допусти­мости доказательств // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С. 174.

[2] См.: Стецовский Ю.И., Ларина А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на за­щиту. М.: Юрид. лит., 1988. С. 303.

[3] Сергеич П. Уголовная защита. Практические заметки. Спб., 1913. С. 38.

[4] Некоторые аспекты критики асимметрии правил допустимости доказательств отражены в работах: Кудряв­цев В.Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судо­производстве // Журнал российского права. 2005. № 6; Кудряв­цев В.Л. Процессуальные и криминалистиче­ские основы деятельности адвоката-защитника в российском уголовном судопроизводстве. М.: Изд-во «Юр­литинформ», 2006.

[5] См.: Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняе­мому права на за­щиту. С. 303.

[6] Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федера­ции / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М., 2002. С. 627

[7] См.: Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государ­ство и право. 1994. № 6. С. 105-106.

[8] См.: Пашин С.А. Доказательства в Российском уголовном процессе // Состязательное правосу­дие. Труды научно-практических лабораторий. Часть II . М., 1996. С. 371-372.

[9] См.: Пашин С.А. Реформа российского уголовно-процессуального законодательства // Судеб­ная реформа: итоги, приоритеты, перспективы. М., 1997. С.99-100.

[10] См.: Цит. по: Кипнису Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юристь, 1995. С. 101-102.

[11] См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных госу­дарств. ИКД “Зер­цало-М”, 2001. С. 22-24; Комментарий к Конституции Российской Федера­ции. М.: Изд-во БЕК, 1994. С. 388-389; Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. Справочник. М.: Юрид. лит., 1993.

[12] Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-про­цессуальному законодательству: Практ. пособие. М., 2004. С.39.

[13] Кореневский Ю.В., Падва Г.П. Участие защитника в доказывании по новому уголовно-про­цессуальному законодательству: Практ. пособие. С. 40

[14] См. напр.: Баев М.О. Теория профессиональной защиты: тактико-этические аспекты. М.: Изд-во «Юрлитин­форм», 2006. С.95-96; Кипнис Н.М. Некоторые вопросы института допус­тимости доказательств в УПК РФ // Некоторые теоретические проблемы доказывания в суде // Адвокат: навыки профес­сионального мастерства / Под ред. Л.А. Воскобитовой, И.Н. Лукь­яновой, Л.П. Михайло­вой. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 274; Чистова Н. И. Признание недо­пустимыми доказа­тельств, полученных на предварительном следствии: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Краснодар, 2006. С. 9.

[15] Петрухин И.Л. Обвиняемый, защитник и законный представитель обвиняемого // Теория доказательств в советском уголовном процессе / Отв. ред. Н.В. Жогин, изд. 2-е исправ. и доп. М.: Юрид. лит.,1973. С. 553.

[16] См. об этом: Победкин А.В., Гавриков В.А. О некоторых проблемах определения допустимо­сти доказа­тельств в уголовном процессе// Государство и право. 1999. № 7. С.53-56; Победкин А.В. Уголовно-процес­суальное доказывание. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2009.

[17] См. о назначении уголовного судопроизводства более подробно: Кудрявцев В.Л. Уголов­ное судопроизвод­ство как сфера особой защиты конституционных прав и законных интере­сов человека и граж­данина // Адвокат. 2008. № 9; Кудрявцев В.Л. Реализация конституци­онно-правового института квали­фици­рованной юридической помощи в деятельности адво­ката (защитника) в уголовном судопроизводстве / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.

[18] Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. М.: Изд-во Эксмо, 2006. С.83.

[19] Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и прак­тики). М.: Юрид. лит., 1971. С.114.

[20] Абз. 2 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 года № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 324 и 450 Уго­ловно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы де­путатов Государственной Думы» // Российская газете. 2004. 7 июля.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

[21] См., так же: Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике // Комментарий российского законо­да­тельства. М., 1997. С. 148-149; Смородинова А., Зайцева С., Громов Н. Соотношение доказа­тельств и фактов в уголовном процессе // Рос­сийская юстиция. 1998. № 11. С. 24.

Последствия признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here