Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения в 2020 году

Самое важное в статье: "Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

Статья 246. Участие обвинителя

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 246 УПК РФ

1. Обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, к которым закон (пункт 6 статьи 5 УПК) относит должностное лицо органа прокуратуры.

2. По делам, подсудным судам субъектов РФ, государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов РФ, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, — руководством Генеральной прокуратуры РФ (пункты 1.5 и 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). По делам, подсудным федеральному районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур. В случае принципиального несогласия прокурора — руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, он (прокурор) должен решить вопрос о его замене, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя лично либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительное заключение или обвинительный акт (пункт 1.10 того же Приказа Генерального прокурора РФ).

3. Лично от своего имени обвинение в суде поддерживает потерпевший или его законный представитель по уголовным делам частного обвинения, т.е. по делам о преступлениях, исчерпывающий перечень которых содержится в части второй статьи 20 УПК (см. комментарий к ней).

4. Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнению, соображению, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес, но не более того.

6. До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении следователя или обвинительном акте органа дознания, но только в сторону смягчения данного обвинения (поворот к лучшему). В этом случае судебный процесс может быть продолжен. В случае же изменения обвинения (с поворотом к худшему), т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых эпизодов преступной деятельности, когда требуется переквалификация на статью УК, предусматривающую более строгое наказание, государственный обвинитель, по логике вещей, одновременно с таким ходатайством об изменении обвинения обязан заявить другое — о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному оппоненту — стороне защиты возможности повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения.

7. Если отказ от обвинения заявлен государственным обвинителем в прениях сторон, никаких дополнительных процессуальных действий, предшествующих прекращению уголовного преследования, в судебном заседании не предполагается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1. С. 8).

8. Судебное решение (постановление, определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения может быть обжаловано в кассационном порядке на общих основаниях. Существовавшее ранее правило, согласно которому для такого обжалования и пересмотра требовались особые основания в виде новых или вновь открывшихся обстоятельств, упразднено, а часть девятая комментируемой статьи утратила силу именно в этой связи вследствие еще ранее состоявшегося решения Конституционного Суда РФ на эту тему.

9. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном логическом соответствии со своей главной ролью обвинителя от имени государства (публичного обвинителя) вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать гражданский иск, предъявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав граждан, общественных и государственных интересов. При этом он не связан с позицией потерпевшего ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.

Отказ прокурора от обвинения: законодательное регулирование, проблемы практики применения

Законодательное регулирование

Приказ Генпрокуратуры России от 25.12.2012 N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» п. 7. Исходить из того, что государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств.

Читайте так же:  Уведомление о прекращении трудового договора с иностранным в 2020 году

Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме.

Иметь в виду, что государственному обвинителю, изменяющему обвинение на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного (по объекту посягательства, субъекту преступления, форме вины и т.д.), следует ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления стороне защиты возможности подготовиться к новому обвинению.

Статья 246 УПК РФ

В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем. Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из этих положений Пленум разъяснил судам, что отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя. Вместе с тем открывается перспектива проверки в суде кассационной инстанции обоснованности указанной позиции государственного обвинителя с учетом состоявшегося обсуждения сторонами и исследования материалов дела. В этом случае возможно несовпадение позиции вышестоящего прокурора с мнением государственного обвинителя. В соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с главой 49 настоящего Кодекса.

Однако, Постановлением Конституционного Суда РФ разъяснено, что заинтересованные лица при любом несогласии с позицией государственного обвинителя вправе обращаться в суд кассационной и надзорной инстанций.

Проблема применения

Кроме того, с учетом того, что отказ государственного обвинителя от обвинения является обязательным для суда, возникают следующие вопросы: как необходимо поступать суду, не согласному с позицией прокурора, и как защитить права потерпевшего, желающего продолжить обвинение? По мнению ученных, суд при отказе прокурора от обвинения должен предложить потерпевшему принять на себя поддержание обвинения. Если потерпевший согласился принять на себя функции частного обвинителя, суд должен обеспечить ему возможность осуществления данной деятельности. Прокурор и при поддержании обвинения, и при отказе от него оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Внутреннее же убеждение потерпевшего как участника стороны обвинения может не совпадать с убеждением прокурора. Однако, несмотря на это, в случае отказа прокурора от обвинения потерпевший лишен права изложить суду основания своего убеждения в том, что вина подсудимого в ходе судебного следствия доказана. Таким образом, потерпевший лишается и права на доступ к правосудию — вопреки ст. 52 Конституции РФ, которая гласит, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 января 2013 г. N 71-О12-17 Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,

судей Пелевина Н.П. и Безуглого Н.П.,

при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2013 года кассационную жалобу потерпевшего В. на постановление Калининградского областного суда от 18 октября 2012 года, которым уголовное дело в отношении

Загербекова Г.Ю., . ранее судимого,

прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж» УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления с признанием за ним права на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осуждённого Загербекова Г.Ю. и адвоката Асламазяна B.C., мнение прокурора Гуровой В.Ю., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы потерпевшего и полагавшей необходимым постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Загербеков Г.Ю. обвинялся в том, что совместно с А. совершил убийство В. и В. с целью сокрытия другого преступления.

Данные действия Загербекова Г.Ю. получили указанную выше юридическую квалификацию.

В ходе судебного разбирательства после исследования доказательств по делу государственный обвинитель отказался от его обвинения в этой части за отсутствии ем в действиях состава преступления, в связи с чем судом было принято указанное выше решение.

В кассационной жалобе потерпевший В. указывает, что факт совершения Загербековым Г.Ю. названного преступления материалами дела полностью доказан, а даёт анализ этих доказательств, собранных на следствии, а поэтому у государственного обвинителя не имелось оснований для отказа от обвинения Загербекова Г.Ю. по данному преступлению, который является немотивированным, как и постановлении суда об основаниях прекращения дела в отношении Загербекова Г.Ю. в этой части, которое считает незаконным. Кроме того, прекращение уголовного дела в этой части повлияло на правильность юридической квалификации действий А., как соучастника данного преступления, и справедливость назначенного ему наказания. Просит постановление суда в отношении Загербекова Г.Ю. отменить.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшего государственный обвинитель Боровик Т.А. считает её необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, Загербеков Г.Ю. органами предварительного следствия обвинялся в совершении вместе с А., убийства В. и В. с целью сокрытия других преступлений.

Данные действия Загербекова Г.Ю. были квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п.п. «а, ж, к» УК РФ.

Читайте так же:  Порядок сноса самовольных построек органами местного самоуправления в 2020 году

В ходе судебного разбирательства по окончании судебного следствия государственный обвинитель отказался от обвинения Загербекова Г.Ю. в этой части обвинения за отсутствием состава данного преступления, то соответствует положениям ст.ст. 37 ч. 4, 246 ч. 7, 254 п. 2 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационной жалобы, как государственным обвинителем, так и судом в постановлении указан мотив отказа от обвинения и прекращения уголовного дела в указанной части — отсутствие в деянии осуждённого названного состава преступления.

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства является обязательным для суда, независимо от подробного обоснования мотивов отказа, и влечёт за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24, п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, что и было сделано судом по настоящему делу согласно требований закона.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы по изложенным в ней доводам не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Калининградского областного суда от 18 октября 2012 года в отношении Загербекова Г.Ю. о прекращении уголовного дела оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшего В. — без удовлетворения.

Председательствующий А.В. Старков
Судьи Н.П. Пелевин
Н.П. Безуглый

Обзор документа

В ходе судебного разбирательства гособвинитель отказался от обвинения в связи с отсутствием состава преступления. Суд прекратил уголовное дело.

В кассационной жалобе потерпевший указал, что отказ гособвинителя от обвинения является немотивированным, как и постановление суда о прекращении дела, которое считает незаконным.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

ВС РФ пояснил следующее.

Вопреки доводам кассационной жалобы, как гособвинителем, так и судом в постановлении указано, что отказ от обвинения и прекращение уголовного дела мотивированы отсутствием в деянии осужденного состава преступления.

При этом полный или частичный отказ гособвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства является обязательным для суда независимо от подробного обоснования мотивов отказа. Он влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования, что и было сделано судом.

Таким образом, оснований для удовлетворения кассационной жалобы по изложенным в ней доводам не имеется.

Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения в 2020 году

Октябрь, 2017 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №7 2017

Автор: Гусейнов Мурад Рауфович, магистр
Рубрика: Юридические науки
Название статьи: Проблемы поддержание прокурором государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Статья просмотрена: 423 раз

ПРОБЛЕМЫ ПОДДЕРЖАНИЕ ПРОКУРОРОМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБВИНЕНИЯ В СТАДИИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Волгоградский Государственный Университет, г.Волгоград

Аннотация: в статье рассмотрен полномочия прокурора в уголовном производстве, круг проблем поддержания прокурором государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Ключевые слова: прокурор, уголовное производство, доказывание, суд, государственный обвинитель, обвиняемый.

Анализируя полемику о роли и назначении прокурора в уголовном судопроизводстве, в частности в стадии судеб­ного разбирательства, практически ни один из участников дискуссии уголовного процечча, выступающих как в защиту прокуратуры, так и критикующих ее, в большей степени за обвинительный уклон, не ратует за расширение полномочий прокурора в уголов­ном судопроизводстве, даже наоборот. Надо отметить, что у работников органов следствия и прокуратуры есть даже определенные норма­тивные, законодательные основания, чтобы чувствовать себя перед судом весьма уверенно, чтобы негодовать, когда суд не принимает на веру их выводы по делу. Они даже не осоз­нают правомерность судебного контроля по отношению к расследованию. Не последнюю роль в создании такого по­ложения играет система взаимоотношений между судом и прокуратурой, противоречивость регулирующего их де­ятельность законодательства.

Пол­номочия прокурора в уголовном судопроизводстве для осу­ществления уголовного преследования и осуществления функции обвинения, возможно, и достаточны, однако мы полагаем, что в юридической литературе функция обвинения исследуется в большей части лишь в аспекте уголовного преследования. По действующему законодательству проку­рор как основной участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, наделен более привилегированным положением, нежели потерпевший и для прокурора важнее выполнение государственных задач — добиться публично­го обвинения, что касается основного интереса потерпев­шего — восстановления нарушенных прав и компенсации причиненного вреда, по нашему мнению, это его интересу­ет во вторую очередь. При рассмотре­нии объема полномочий прокурора в уголовном судопро­изводстве есть необходимость акцентировать внимание на этом аспекте проблемы, так как участие прокурора в уго­ловном судопроизводстве для реализации назначения уголовного судопроизводства имеет самое непосредственное значение.

Следует отметить, что совершенно правильно, что прокурор в соот­ветствии с процессуальным законодательством вправе обра­титься в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраня­емых законом интересов общества или государства. Ведь не секрет, что сегодня в нашем государстве многие люди просто боятся обращаться в суд с жалобами на незаконные действия органов власти, тем более на действия руководителей ком­мерческих структур. У людей нет ни денег на адвокатов, ни сил годами ходить в суд по своему иску, ни желания бороть­ся с «ветряными мельницами». Кроме того, население пугает, что предпринимательские структуры обслуживают не толь­ко юридические конторы, но и коррумпированные чиновники и незаконные вооруженные группы поддержки. В этих усло­виях наличие у прокуратуры полномочий надзора за испол­нением законов всеми органами и организациями, а также право предъявлять и поддерживать иски в суде от имени го­сударства в защиту законных интересов граждан и право об­жаловать незаконные и необоснованные решения суда явля­ется объективной необходимостью.

В соответствии со ст. 246 УПК РФ участие государствен­ного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, воз­никающим в ходе судебного разбирательства, высказы­вает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

Таким образом, прокурор всеми своими действиями способствует достижению назначения уголовного судопро­изводства — защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и соблюдению закон­ности и состязательности при производстве по уголовному делу.

С принятием Уголовно-процессуального кодекса РФ полномочия прокурора в суде изменились. Согласно ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполно­моченным в пределах компетенции осуществлять от име­ни государства уголовное преследование в ходе уголовно­го судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного след­ствия. Таким образом, получается, что надзорная функция на прокурора возложена только в ходе досудебного производ­ства по уголовному делу.

Анализ уголовно-процессуального зако­нодательства относительно полномочий, предоставленных прокурору, позволяет констатировать о фактическом сохра­нении за ним надзорных полномочий при рассмотрении уго­ловного дела в суде. Это, конечно, вступает в противоречие с положением прокурора как стороны, осуществляющей уго­ловное преследование в судебных стадиях уголовного про­цесса. Потому следует либо закрепить положение прокуро­ра как стороны по делу с приданием соответствующих прав и возложением обязанностей, либо закрепить в уголовно-про­цессуальном законодательстве фактически существующую надзорную функцию прокурора в суде.

Комментируя вышеупомянутую позицию, необходимо под­черкнуть, что исследователи данной проблемы всегда ис­ходили из того, что прокурор, как в прежнем, так и в дей­ствующем уголовном процессе как сторона не был обделен процессуальными полномочиями, более того, практически во всех случаях подчеркивалось, что прокурор был и оста­ется в привилегированном положении.

Читайте так же:  Статья конституции позволяющая не свидетельствовать против себя в 2020 году

Один из самых бурно обсуждаемых вопросов, касающихся полномочий прокурора в стадии судебного раз­бирательства после принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ, является вопрос о праве прокурора на полный или частичный отказ от предъявленного подсудимому обви­нения. Интерес к данному вопросу продиктован его исклю­чительным значением для стадии судебного разбирательс­тва и для каждого участника уголовного процесса в целом. Современное регулирование отказа прокурора от обвине­ния отличается от того, которое было предусмотрено в УПК РСФСР. В частности, ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР устанавлива­ла право суда продолжить судебное разбирательство по де­лу даже в тех случаях, когда прокурор отказывается от под­держания государственного обвинения. Постановлением Конституционного Суда РФ эта норма была признана не со­ответствующей Конституции РФ как налагающая обязанность на суд выполнять обвинительную функцию.

Статья 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного су­допроизводства закрепляет защиту прав и интересов по­терпевших от преступлений, поэтому положение ч. 7 ст. 246 УПК РФ не соответствует назначению уголовного судопро­изводства, в частности процессуальное регулирование пос­ледствий отказа прокурора от обвинения в судебном раз­бирательстве. Потерпевший должен иметь возможность принимать участие в обсуждении последствий отказа прокурора от обвинения, а также возражать против прекращения производства по делу по данному основанию. При наличии разногласий между прокурором и потерпев­шим по поводу обоснованности отказа от обвинения закон должен предоставить потерпевшему возможность поддержи­вать обвинение без прокурора, отказавшегося от обвинения.

Обращаясь к судебной практике законодательного уре­гулирования вопросов, связанных с отказом прокурора от обвинения, необходимо обратить внимание на постановле­ние Конституционного Суда Российской Федерации от 8 де­кабря 2003 г. в связи с положениями уголовно-процессуаль­ного закона, изложенными в ст. 246 и 254 УПК РФ, в котором указано, что, наделяя полномочиями государственного об­винителя и связанной с этим обязанностью суда прекратить уголовное дело или уголовное преследование либо признать подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, уголов­но-процессуальный закон исходит из того, что уголовное су­допроизводство осуществляется на основе принципа состя­зательности и равноправия сторон, в соответствии с которым функции обвинения и разрешения дела отделены друг от дру­га и возложены на разных субъектов. Данный принцип, во вся­ком случае, предполагает, что возбуждение уголовного пре­следования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшим; к ведению же суда относится проверка и оценка правильности и обос­нованности сделанных названными органами и лицами выво­дов по существу обвинения.

Суд при отказе государственного обвинителя от обвине­ния в ходе предварительного слушания должен вынести по­становление о прекращении уголовного дела.

Полный или частичный отказ государственного обви­нителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предо­пределяют принятие судом соответствующего решения. При этом, однако, прокурор обязан изложить суду мотивы отказа от обвинения, исходя из указанных в п. 1 и 2 ст. 24 и п. 1 и 2 ст. 27 УПК РФ оснований (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления). Равным образом мотивированное обоснование необходимо и при изменении обвинения в сторону смягчения.

Действующее уголовно-процессуальное законодательс­тво по общему правилу исключает проверку обоснованности процессуальных решений только в тех случаях, когда на при­нимающем это решение лице не лежит обязанность привести его мотивы (в частности, при постановлении приговора в слу­чае согласия обвиняемого с предъявленным обвинением или на основе вердикта коллегии присяжных заседателей).

Если же закон требует указания мотивов решения, то тем самым предполагается и возможность их последующей проверки.

Использование предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований отказа от обвинения или изменения обвинения в сторону смягчения, как правило, предполагает необходимость предшествующего анализа всех собранных по делу доказательств и их правовой оценки. Это подтверж­дается, в частности, тем, что в иных ситуациях по таким ос­нованиям, как отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления и непричастность подсудимого к совершению преступления, суд постановляет оправдатель­ный приговор.

Следовательно, как указано в упомянутом поста­новлении Конституционного Суда Российской Федерации, сами по себе отказ государственного обвинителя от обви­нения и изменение обвинения в сторону смягчения, а также принятие судом соответствующего решения могут иметь мес­то лишь по завершении исследования значимых для такого рода решений материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде, что со­ответствует Конституции Российской Федерации. Допускаем и допустим в соответствии с ч. 9 ст. 246 УПК РФ пересмотр определений или постановлений суда о прекращении уго­ловного дела из-за отказа государственного обвинителя от обвинения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и не может рассматриваться в качестве достаточной гаран­тии прав участников уголовного судопроизводства, посколь­ку возобновление дела в таких случаях осуществляется по инициативе не самих сторон, а только указанных в уголовно-процессуальном законе должностных лиц, а также если такие обстоятельства, которые указаны в гл. 49 УПК РФ, влекут пе­ресмотр судебных решений лишь в конкретных случаях.

Кроме этого, содержащийся в ч. 9 ст. 246 УПК РФ запрет пересмотра определений или постановлений суда о прекра­щении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения исключает их проверку в кассационном порядке, что не согла­суется с другими нормами уголовно-процессуального закона, закрепляющими права участников уголовного судопроизводс­тва на обжалование не вступивших в законную силу судебных решений. Ограничение права на доступ к правосудию в дан­ном случае право обращения в вышестоящую инстанцию не может быть оправдано конституционно значимыми целями, как они обозначены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ.

ОТКАЗ ПРОКУРОРА ОТ ОБВИНЕНИЯ

«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН от 21.07.1994 N 1-ФКЗ
«О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(одобрен СФ ФС РФ 12.07.1994)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 20.04.1999 N 7-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ 1 И 3
ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 232, ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 248 И ЧАСТИ ПЕРВОЙ
СТАТЬИ 258 УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С
ЗАПРОСАМИ ИРКУТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ И СОВЕТСКОГО
РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА НИЖНИЙ НОВГОРОД»
Законность, N 4, 2001

Поддержание прокурором государственного обвинения в суде. Структура обвинительной речи прокурора

Ст. 37 УПК РФ устанавливает, что прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Выполняемая прокурором функция уголовного преследо­вания наиболее полное и яркое выражение находит в обвини­тельной речи прокурора.

В обви­нительной речи прокурор обосновывает правильность опре­деленной на предварительном следствии юридической квалификации совершенных подсудимым деяний, высказы­вает свое предложение относительно меры наказания.

Обвинительная речь прокурора должна содержать:
    1. краткое вступление (характеристи­ка фабулы дела), оценку общественной опасности совершенного преступления;
    2. изложение фактических обстоятельств совершенного преступления (которые гособвинитель считает доказанными);
    3. анализ и оценку доказательств обвинения и защиты.
    4. предложение о юридической квалификации действий каждого подсудимого с обязательным указанием соответствующего пункта, части и статьи УК РФ;
    5. характеристику личности подсудимого, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства (мотив и цель преступления могут излагаться при квалификации действий подсудимого либо при характеристике его личности);
    6. предложение о применении меры наказания (вид и размер наказания (основного и дополнительного), вид исправительного учреждения);
    7. предложение о разрешении гражданского иска;
    8. оценку выявленных обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и предложения по их устранению.
Читайте так же:  Указ президента или постановление правительства что главнее в 2020 году

Иными словами, при построении обвинительной речи гособвинитель должен ориентироваться на те вопросы, которые разрешает суд при постановлении приговора в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 299 УПК РФ.

П. 5.1 приказа Генеральной прокуратуры РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 “Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства” обязывает прокуроров активно участвовать в исследовании представляемых доказательств, всемерно способствовать принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения, соблюдению требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства.

Оценка доказательств в их совокупности должна быть сделана с точки зрения достаточности для вывода о доказанности обвинения. В этом разделе речи прокурор формулирует обвинение, которое он считает доказанным применительно к каждому преступлению, в совершении которого обвинялся подсудимый. По групповым делам необходимо установить объем обвинения, подтвержденный исследованными в судебном заседании доказательствами, в отношении каждого из подсудимых.

В тех случаях, когда подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, доказательства целесообразно группировать применительно к каждому преступлению. Если различные преступления совершены группой подсудимых с неодинаковым составом участников, то доказательства лучше группировать и анализировать в отношении участников конкретного преступного деяния. При анализе и оценке доказательств не следует оставлять без внимания имеющиеся противоречия, которые могут поставить обоснованность позиции обвинения под сомнение. Оценивая достоверность того или иного доказательства, следует раскрыть причины таких противоречий, в частности показать, как появились в деле те или иные доказательства, как и почему менялось их содержание в ходе предварительного или судебного следствия.

Свое предложение о мере наказания прокурор формулирует, исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности виновного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств (п. 5.2 приказа). В некоторых случаях для обоснования своей позиции о мере наказания прокурору следует проанализировать сведения, характеризующие потерпевшего, а также характер его взаимоотношений с подсудимым. В своей речи прокурор должен указать вид и размер наказания (основного и дополнительного), вид исправительного учреждения, предложение о разрешении гражданского иска (обоснованность, доказанность, размер). При наличии оснований прокурор должен предлагать суду назначить дополнительное наказание, применить конфискацию имущества, удовлетворить исковые требования о возмещении материального ущерба и морального вреда.

П. 5.3 приказа требует от прокуроров в соответствии с ч. 2 ст. 73 УПК РФ в ходе судебного разбирательства уголовного дела выяснять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений.

В связи с выступлением в прениях стороны защиты в необходимых случаях (в частности, если искажена позиция обвинения) прокурор может воспользоваться правом реплики (ст. 292 УПК РФ).

Важно отметить, что прокурор, участвуя в рассмотрении судом уголовного дела, в частности, выступая в судебных прениях с речью, руководствуется не только требованиями закона, но и внутренним убеждением. Поэтому, если он в процессе судебного следствия и рассмотрения всех матери­алов дела в суде придет к выводу, что предъявленное подсу­димому обвинение не подтвердилось, то в соответствии с п. 7 ст. 246 УПК РФ обязан отказаться полностью или час­тично от обвинения.

Прокурор, в зависимости от конкретных материалов дела и результатов судебного следствия, подробно изложив основания и моти­вы отказа от обвинения, может заявить ходатайство о воз­вращении дела на дополнительное расследование либо о прекращении дела.

Прокурор в судебном разбирательстве уголовного дела

Понятие государственного обвинения и этапы его формирования

Согласно ч. 3 ст. 37, ст. 246 УПК РФ в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор под держивает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Его участие в судебном разбирательстве уголовного дела является обязательным.

Статья 5 УПК РФ не содержит объяснения понятия государственного обвинения, ограничившись указанием на государственного обвинителя как на должностное лицо органа прокуратуры, от имени государства, поддерживающего обвинение в суде. Между тем вопрос о том, что такое государственное обвинение, кажется нам важным, поскольку законодатель, как видим, гораздо чаще употребляет термин «обвинение» без прилагательного.

Не касаясь споров о понятии обвинения, возникающих в силу его вышеуказанной многозначности, сосредоточимся на том аспекте, который предопределен словосочетанием «поддержание государственного обвинения». Вполне очевидно, что в таком контексте обвинение – это «материально-правовое отражение тех уголовно-наказуемых действий, по поводу которых ведется уголовный процесс» [1] , или обвинение в его материально-правовом смысле. Выраженное в соответствующем процессуальном документе обвинение обретает характер утверждения о совершении лицом конкретного уголовнонаказуемого деяния, или обвинительного тезиса, составляющего сердцевину предмета доказывания.

Выдвижение, формулирование и обоснование обвинения – задача органов предварительного расследования, выполнив которую следователь (дознаватель) составляет обвинительное заключение (обвинительный акт), подписывает его и вместе с уголовным делом направляет прокурору. Решение об утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) и направлении уголовного дела в суд принимает прокурор. Представляется, что именно с этим моментом и связано возникновение государственного обвинения [2] . Отказ прокурора утвердить обвинительное заключение (обвинительный акт), возвращение уголовного дела следователю (дознавателю) для устранения выявленных при изучении дела недостатков не только означает, что уголовное дело не может быть направлено в суд, но символизирует отказ в придании обвинительному заключению (обвинительному акту) статуса документа, выражающего официальную позицию обвинительной власти.

Таким образом, государственное обвинение – это основанный на собранных в процессе расследования доказательствах, сформулированный органом расследования и утвержденный прокурором вывод о совершении обвиняемым конкретного уголовно-наказуемого деяния. Государственное обвинение в отличие от обвинения, содержащегося в процессуальных решениях следователя (дознавателя), исходит от государства в лице прокурора, официально представляющего в уголовном судопроизводстве государственную обвинительную власть.

Такое представление о государственном обвинении отражает как характер взаимоотношений субъектов уголовного преследования, т.е. органов расследования и прокурора, так и цель предварительного расследования, четко сформулированную в приказе Генерального прокурора РФ от 5 июля 2002 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» [3] : «конечная цель уголовного преследования – изобличение лиц, виновных в совершении преступления, и привлечение их к уголовной ответственности, а органы прокуратуры должны так организовать свою деятельность, чтобы максимально обеспечить ее достижение». Уголовное преследование лиц, совершивших преступление, под надзором прокурора осуществляют органы предварительного расследования. Поэтому, как мы уже говорили ранее, предварительное расследование, направленное на раскрытие преступления, выявление и изобличение виновного в его совершении лица, является процессуальной формой уголовного преследования в досудебном производстве, а его основанная задача состоит в том, чтобы создать фундамент для продолжения прокурором уголовного преследования в суде.

Утверждая обвинительное заключение (обвинительный акт), составленный органом предварительного расследования по результатам своей деятельности, прокурор придает изложенному в нем обвинению силу и значение государственного обвинения. Одновременно с этим прокурор принимает и решение о направлении уголовного дела, т.е. государственного обвинения и подтверждающих его материалов, в суд, как единственный орган государственной власти, полномочный признать лицо виновным и возложить на него уголовную ответственность. Следовательно, государственное обвинение можно определить и как адресованное суду официальное требование обвинительной власти о возложении на обвиняемого уголовной ответственности и применении к нему наказания.

Читайте так же:  Приказ о делегировании полномочий на подписание документов в 2020 году

Обобщая сказанное, можно сделать вывод, что государственное обвинение – это сформулированное в процессе предварительного расследования на основе полученных доказательств и официально адресованное суду утверждение о совершении обвиняемым конкретного уголовно-наказуемого деяния с требованием о возложении на него уголовной ответственности. Предварительное расследование, таким образом, является первым этапом формирования государственного обвинения, на котором происходит выдвижение (формулирование) обвинения, проверка его полноты и обоснованности, в том числе с участием обвиняемого, после предъявления ему обвинения, а также с участием потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика на этапе окончания предварительного расследования.

Производство в суде первой и следующих инстанций представляет собой совершенно иную форму уголовно-процессуальной деятельности, чем в досудебном производстве. Здесь властвует суд, а прокурор – лишь одна из равноправных сторон, которая продолжает начатое органами расследования уголовное преследование. Но если говоря о прокуроре как об участнике судебного разбирательства, УПК РФ называет его государственным обвинителем, то вопрос о его статусе на других судебных стадиях уголовного процесса не столь ясен.

В соответствии с ч. 5 ст. 236 УПК РФ прокурор вправе в ходе предварительного слушания изменить обвинение: уменьшить его объем, исключить квалифицирующие признаки преступления, переквалифицировать деяние, т.е. применить к нему другие пункт, часть, статью УК РФ, полностью или частично отказаться от обвинения. Заявив об этом на предварительном слушании, прокурор по-иному, чем при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) определяет пределы судебного разбирательства. Полный или частичный отказ прокурора от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Такое правило обусловлено положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ: «судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному ему обвинению», что в полной мере соответствует концепции обвинения как уголовного иска: пето judex sine actore – нет судьи без истца. Таким образом, участие прокурора в предварительном слушании – второй этап формирования государственного обвинения.

Третьим этапом является участие прокурора в судебном разбирательстве. Государственный обвинитель в суде утрачивает свои властно-распорядительные полномочия, его права здесь такие же, как у других участвующих в судебных заседаниях лиц: заявлять ходатайства, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, высказывать свое мнение по всем обсуждаемым в судебном заседании вопросам. Властными полномочиями на этой стадии обладает только суд, решения которого обязательны и для государственного обвинителя. В то же время участвующий в судебном разбирательстве прокурор своими решениями оказывает существенное влияние на объем и пределы исследования доказательств, на исход судебного разбирательства.

В судебных стадиях прокурор решает задачу обоснования обвинения, т.е. выполняет возложенную на него в силу презумпции невиновности обязанность доказывания. Суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если ее доказывают органы и лица, осуществляющие уголовное преследование, и в тех пределах, в которых уголовное преследование осуществляет государственный обвинитель. При полной или частичной недоказанности, а также сомнительности обвинения, прокурор должен понимать возможные последствия – вынесение судом оправдательного приговора либо, соответственно, признание подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, чем ему вменялось органом предварительного расследования. Не дожидаясь этого, государственный обвинитель обязан скорректировать позицию обвинительной власти – изменить обвинение в благоприятную для обвиняемого сторону, отказаться от обвинения, как в целом, так и части, т.е. внести коррективы в государственное обвинение.

В необходимых случаях прокурор продолжает свою обвинительную деятельность и после вынесения судом приговора, добиваясь его отмены или опровергая доводы настаивающих на отмене приговора других участников уголовного процесса. Поэтому не только в судебном разбирательстве уголовного дела судом первой инстанции, но и при рассмотрении уголовного дела судами апелляционной инстанции, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя. Эту роль он играет и после вступления в законную силу оправдательного приговора, добиваясь его отмены, а также обвинительного приговора, оспариваемого им по мотивам, ухудшающим положение осужденного. На каждом из этих этапов возможно изменение государственного обвинения, и далее мы увидим, что не только в благоприятную для обвиняемого сторону.

Значительная доля ответственности за эффективность государственного обвинения в суде лежит на прокуроре, осуществлявшем надзор за расследованием и принявшем решение об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд. Недостатки в формулировании обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении (обвинительном акте), а также в обосновании обвинения могут создать непреодолимые препятствия для осуществления обвинения в суде, и по этой причине они должны быть своевременно обнаружены и устранены еще до направления уголовного дела в суд. Это обстоятельство отражено в Приказе № 185: «направление в суд уголовного дела, при расследовании которого были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые могут привести к постановлению оправдательного приговора, рассматриваются как ненадлежащее исполнение служебного долга» (п. 1.8).

Вместе с тем роль и значение государственного обвинителя, влияющего на ход уголовного дела, огромны и ответственны. Его активная позиция и профессионализм являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление. Поэтому Генеральный прокурор РФ все время обращает внимание на повышение профессионального уровня государственных обвинителей, требует проведения на местах учебно-методических мероприятий, изучения и распространения положительного опыта, постоянного анализа качества поддержания государственного обвинения в целях его совершенствования. Поддержание государственного обвинения в суде с участием присяжных заседателей поручается наиболее опытным прокурорам, обладающим соответствующими профессиональными навыками. При назначении государственных обвинителей необходимо учитывать характер, объем и сложность дела, квалификацию и опыт работы прокурора, которому поручается поддержание государственного обвинения. Последствия несоблюдения этой рекомендации автор испытал на себе.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В бытность молодым и неопытным помощником прокурора, не проработавшим в этой должности и двух месяцев, автору было поручено поддержание государственного обвинения по уголовному делу об изнасиловании одной женщины и покушении на изнасилование другой, совершенных при неоднозначных обстоятельствах во время отдыха в лесной зоне. Расчет строился, как обычно, на том, что если суд вынесет оправдательный приговор, это будет можно «списать» на неопытность государственного обвинителя. Суд дважды оправдывал подсудимого, и дважды приговор отменялся в кассационном порядке по протесту государственного обвинителя. На третье разбирательство дело передали в другой районный суд, поскольку второй из отмененных приговоров вынес председателем суда. В этот раз был постановлен обвинительный приговор, который после рассмотрения дела судом кассационной инстанции вступил в законную силу.

Поддержание прокурором государственного обвинения отказ от обвинения в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here