Перерегистрация товарного знака на другое юридическое лицо в 2020 году

Самое важное в статье: "Перерегистрация товарного знака на другое юридическое лицо в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

КС РФ пояснил, почему при реорганизации в виде присоединения не обойтись без регистрации перехода прав на товарный знак

При обращении в Роспатент за регистрацией перехода исключительного права на товарный знак можно обратиться одновременно за продлением срока действия этого права. К такому выводу пришел Конституционный суд в постановлении от 03.07.2018 № 28-П. Также он высказался о статусе реестра товарных знаков. Позицию суда прокомментировал омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов.

Обстоятельства дела

В 2007 г. Роспатент зарегистрировал товарный знак за ООО «Торгово-развлекательный комплекс „Зилант“». Затем его передали по договору об отчуждении исключительного права ООО «Зилант». Впоследствии произошло несколько реорганизаций. ООО «Зилант» присоединилось к ООО «Эквивалент», которое в свою очередь было присоединено к ООО «Тестато». Но переход исключительного права на товарный знак компании не оформили. К этому времени срок действия исключительного права на товарный знак истек. Когда ООО «Тестато» подало заявление о продлении исключительного права, Роспатент отказал. Он сослался на то, что заявление подано не правообладателем, а лицом, считающим себя правопреемником исключительного права на товарный знак. ООО «Тестато» подало в суд заявление о признании действий Роспатента незаконными. В возражениях на отзыв Роспатента общество заявило еще и об обязании продолжить рассмотрение ходатайства о предоставлении шести месяцев по истечении срока действия исключительного права на товарный знак для подачи заявления о продлении этого срока.

Рассмотрение дела в судах

Суд по интеллектуальным правам признал отказ незаконным и обязал Роспатент продолжить рассмотрение ходатайства ООО «Тестато» о предоставлении шести месяцев для подачи заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак и в случае удовлетворения ходатайства рассмотреть соответствующее заявление. Он посчитал ошибочной ссылку Роспатента на то, что ООО «Тестато» не является правообладателем товарного знака. По мнению суда, наличие у общества исключительного права на товарный знак обусловлено переходом к нему в порядке правопреемства всех прав ООО «Зилант».

Затем дело попало на рассмотрение Президиума Суда по интеллектуальным правам. Он пришел к выводу о наличии неопределенности в вопросе о конституционности применяемого в этом деле п. 6 ст. 1232 ГК РФ и, приостановив производство по делу, обратился в Конституционный суд с запросом.

При несоблюдении требования о государственной регистрации перехода исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации по договору об отчуждении исключительного права или без договора, залога исключительного права либо предоставления другому лицу права использования такого результата или такого средства по договору переход исключительного права, его залог или предоставление права использования считается несостоявшимся.

По мнению Суда по интеллектуальным правам, данная норма порождает неопределенность относительно момента перехода исключительного права на товарный знак в случае реорганизации юридического лица путем присоединения к нему другого юридического лица — правообладателя данного товарного знака, а также относительно возможности реорганизованного юридического лица — правопреемника правообладателя товарного знака обращаться в Роспатент за продлением срока действия исключительного права на данный товарный знак, если переход к нему этого права ранее не зарегистрирован в Роспатенте.

Позиция КС РФ

Конституционный суд признал оспариваемую норму п. 6 ст. 1232 ГК РФ не противоречащей Конституции. Но вместе с тем сделал и ряд важных выводов.

Исключительное право на товарный знак является имущественным правом, которое признается и охраняется при условии его государственной регистрации. При этом права на имущество возникают с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр. Когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит государственной регистрации, регистрировать нужно и отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно и переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора. В том числе переход исключительного права на товарный знак без договора в случаях универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц в форме присоединения юридического лица к другому юридическому лицу (п. 2 ст. 1490 ГК РФ). Порядок, в котором в таких случаях осуществляется государственная регистрация перехода исключительного права на товарный знак, конкретизирован в приказе Минэкономразвития России от 30.09.2015 № 707.

Отсутствие государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак к юридическому лицу — правопреемнику, притом что это право входит в общий имущественный массив, объективно затрудняет распоряжение перешедшим к правопреемнику исключительным правом на товарный знак, хотя и не препятствует размещению товарного знака на производимых юридическим лицом, которому данное право было предоставлено ранее его правопредшественником, товарах. Поэтому требование зарегистрировать переход данного права в качестве условия совершения уполномоченным органом юридически значимых действий в ряде случаев оправдано.

Позиция Роспатента заключалась в том, что правопреемник сначала должен зарегистрировать переход исключительного права на товарный знак, а потом уже обратиться за продлением срока действия. Конституционный суд указал, что это чрезмерное обременение юридических лиц. Такое толкование может приводить к увеличению времени рассмотрения Роспатентом соответствующего заявления, что грозит риском утраты исключительного права на товарный знак. Соответственно, п. 6 ст. 1232 ГК РФ допускает возможность рассмотрения Роспатентом вопроса о госрегистрации перехода исключительного права на товарный знак одновременно с вопросом о продлении срока действия этого права. Это не отменяет необходимость уплаты пошлины, если она предусмотрена законом, за каждое из совершаемых уполномоченным органом юридически значимых действий, то есть за переход исключительного права на товарный знак, а также за продление срока действия.

Читайте так же:  Сбил насмерть пешехода на пешеходном переходе ответственность в 2020 году

Анатолий Семенов, общественный представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности

Суд по интеллектуальным правам указывал, что толкование положения п. 6 ст. 1232 ГК РФ таким образом, что исключительное право до государственной регистрации его перехода, который осуществляется без договора, считается не перешедшим, может привести к ущемлению интересов правопреемников и третьих лиц. Такое ущемление при буквальном толковании п. 6 ст. 1232 ГК РФ действительно происходит, но не только в отношении правопреемников и доказывания добросовестности третьих лиц. Куда чаще ущемляются права самого правообладателя в результате хищения исключительных прав путем внесения Роспатентом записи в реестр на основании порочных сделок. Такая практика приобрела устойчивый и регулярный характер при отсутствии каких бы то ни было нормативных возможностей противодействия этому со стороны Роспатента ex-ante .

Конституционному суду удалось избежать ошибочного закрепления в судебном акте конституционного правосудия не соответствующих действительности выводов о свойствах регистрационной системы интеллектуальных прав. В настоящее время государственные реестры объектов интеллектуальной собственности, переходы права на которые регистрируются в порядке ст. 1232 ГК РФ, а не ст. 8.1 ГК РФ, не обладают и в принципе не могут обладать свойством публичной достоверности. Это связано с тем, что изменения в реестре могут появиться лишь по заявлению одной из сторон сделки (в отличие от правил ст. 8.1 ГК РФ) и отсутствует возможность внесения отметок об оспаривании права. Это позволяет считать реестр лишь одним из доказательств наличия презумпции правообладания зарегистрированным объектом интеллектуальных прав у зарегистрированного в таком реестре субъекта.

Поэтому Конституционный суд указал: «Что касается государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак в случае универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц в форме присоединения юридического лица к другому юридическому лицу, то она – в отличие от государственной регистрации вновь вводимых в оборот товарных знаков – носит правоподтверждающий, а не правообразующий характер и, будучи формальным условием обеспечения государственной, в том числе судебной, защиты права, не затрагивает самого его содержания и призвана лишь удостоверить со стороны государства принадлежность данного права определенному лицу».

Еще один момент. Как видно, запрос Суда по интеллектуальным правам о выявлении конституционного смысла п. 6 ст. 1232 ГК РФ косвенно затрагивал следующие проблемы:

наличие или отсутствие публичной достоверности сведений, содержащихся в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ;

наличие или отсутствие ответственности без вины лиц, полагавшихся на сведения, содержащиеся в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ;

допустимость применения института добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ) к правоотношениям в сфере исключительных прав, подлежащих регистрации;

критерии проявления должной степени заботливости и осмотрительности лицами, осуществляющими использование исключительных прав на основании сделки с лицом, указанным в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ.

Но проблема, указанная в запросе, по сути, касалась пробела в регулировании ведомственного порядка и оснований для восстановления пропущенного срока на продление срока действия исключительного права на товарный знак при наличии объективных обстоятельств, препятствовавших правопреемнику подать соответствующее заявление. Это прямо следует из решения Суда по интеллектуальным правам от 14.06.2017 по делу № СИП-157/2017. Так, компания подала заявление о признании неправомерными действий Роспатента об отказе в продлении срока действия исключительного права на товарный знак. Но в письменном документе, содержащем возражения на отзыв Роспатента, заявитель изложил дополнительные требования по делу: признать неправомерными действия Роспатента об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении шестимесячного срока на подачу заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак, а также в регистрации переходов исключительного права на товарный знак.

Суд по интеллектуальным правам отказал в принятии данного изменения как изменяющего одновременно предмет и основание заявления. Между тем в данном случае надлежащим способом эффективной защиты права заявителя являлось бы требование о восстановлении пропущенного срока на подачу заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак. Однако срок на подачу заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак регулируется абз. 3 п. 2 ст. 1491 ГК РФ, который не являлся предметом конституционного контроля по рассматриваемому запросу Суда по интеллектуальным правам.

Договор отчуждения товарного знака

Если правообладатель не намеревается в дальнейшем использовать свой товарный знак, то он может продать свои права на товарный знак другому лицу или передать эти права на безвозмездной основе.

Продажа товарного знака осуществляется путем заключения договора отчуждения (договор уступки товарного знака). Данный договор подлежит обязательной регистрации в Роспатенте, в противном случае договор считается ничтожным (недействительным). Таким образом, в результате регистрации договора отчуждения происходит переоформление товарного знака на другое лицо.

Существуют определенные правила по составлению договора отчуждения товарного знака. Если не соблюсти все правила, то в регистрации договора будет отказано. Для гарантированного результата рекомендуется обратиться за помощью по составлению договора отчуждения к профессионалам.

После регистрации договора в государственном реестре, сторонам договора возвращается по одному экземпляру договора с отметкой Роспатента о регистрации, а также новому правообладателю направляется приложение к свидетельству, подтверждающее передачу прав на товарный знак.

В том случае если отчуждается не весь перечень классов МКТУ, указанных в свидетельстве, а только их часть, то новому правообладателю высылается свидетельство с новым присвоенным регистрационным номером.

Процедура регистрации договора отчуждения подразумевает оплату государственной пошлины в размере 13500 руб.

Стоимость услуг по составлению и регистрации договора отчуждение товарного знака составляет 18000 руб.

Длительность процедуры регистрации договора отчуждения составляет 2-4 месяца.

Учет товарного знака в 2020 году

Создавая или приобретая товарный знак, организация может отразить затраты по нему в бухгалтерском учете. В статье подробно рассмотрим как компании ведут учет товарного знака и торговой марки в 2020 году, а также отличие товарного знака от торговой марки.

Читайте так же:  Что делать если сотрудник отказывается подписывать приказ в 2020 году

Товарный знак или торговая марка

Определения для такого понятия как «торговая марка» в нашем законодательстве нет. Как правило под ней понимают незащищенный с юридической точки зрения элемент индивидуализации какого-либо товара ил компании. По сути это просто термин маркетологов, который применяют к таким понятиям как товарный знак, торговые названия и др. Торговая марка представлена каким то изображением, сочетанием букв или оригинальным названием. Если организация, которая создала торговую марку, решит зарегистрировать товарный знак в госреестре, то она будет являться исключительным правообладателем товарного знака. То есть, товарный знак представляет собой уже юридически защищенный элемент индивидуализации компании или товара. Право на знак подтверждается специальным свидетельством.

Порядок признания НМА

Для того, чтобы объект был принят к учету в качестве НМА, необходимо, чтобы выполнялись следующие условия:

★ Книга-бестселлер «Бухучет с нуля» для чайников (пойми как вести бухгалтерский учет за 72 часа) куплено > 8000 книг

Учет торговой марки

Торговые марки, которые организация создает самостоятельно не могут быть признаны в качестве НМА, так как затраты по их созданию неотличимы от затрат компании на развитие бизнеса (Читайте также статью ⇒ Порядок учета и расчета НДС по нематериальным активам в 2020 году).

Таким образом, торговый знак, которые был приобретен по договору или создан и зарегистрирован самостоятельно компанией может признаваться в учете как НМА. Незарегистрированная торговая марка, которая была создана самостоятельно компанией не должна признаваться в качестве НМА. В учете по ним можно только отразить расходы, как от обычных видов деятельности.

Инвентарный объект

В качестве инвентарного объекта НМА признают совокупность прав, которые возникают от патента, свидетельства или договора об отчуждении исключительного права на какое либо средство индивидуализации. Также в качестве инвентарного объекта актива может быть признан сложный объект, который включает в себя несколько результатов интеллектуальной деятельности. В качестве примера можно привести кинофильм, единую технологию или театральное представление.

Если создавая одну торговую марту организация регистрирует несколько средств (товарный знак, знак обслуживания и др.), то признавать лучше НМА по каждому объекту.

Оценка НМА

Актив к учету принимают по первоначальной стоимости, определяется которая на дату принятия НМА к учету (Читайте также статью ⇒ Бухгалтерский счет 04: проводки. Нематериальные активы). При этом в качестве расходов на приобретение актива рассматривают следующие:

  • Сумма, оплаченная по договору отчуждения продавцу;
  • Таможенная пошлина и/или сбор;
  • Невозмещаемые налоги и сборы, уплачиваемые при приобретении актива;
  • Вознаграждения посредническим организациям;
  • Оплата консультационных и информационных услуг;
  • Оплата сторонним организациям по договору подряда или авторского права;
  • Оплата работникам, занятым при создании НМА, включая страховые взносы с оплаты;
  • Расходы по содержанию ОС, амортизацию ОС и НМА, которые были использованы при создании актива;
  • Другие затраты, связанные с созданием или приобретением НМА.

Все затраты по разаботке товарного знака отражают на 08 счете, к которому открывают субсчет 08.5 «Приобретение нематериальных активов».

Принять к учету НМА можно с момента регистрации на него исключительного права. Однако срок регистрации длится иногда до 18 месяцев. Если компания подала документы на регистрацию товарного знака, то она уже вправе принять актив к учету, не дожидаясь окончания регистрации.

Важно при этом учитывать, что подавая на регистрацию товарного знака, нужно быть уверенным, что он является уникальным.

До регистрации товарного знака нужно проверить его на тождество и сходство.

Проверяют сходство товарного знака онлайн, по базе, зарегистрированной в Роспатенте, по реестру уже поданных заявок, либо по международной базе.

Стоимость, по которой актив принят к учету в последствии не меняется, за исключением случая переоценки или его обесценения. Но проводить ее можно не чаще раза в год. Приняв такое решение, компания обязана будет делать это регулярно, при этом переоценивается остаточную стоимость актива.

Остаточная стоимость – это разница между первоначальной стоимости актива и начисленной амортизации на него.

Амортизация НМА

Для погашения стоимости НМА начисляется амортизация в течение срока его полезного использования (Читайте также статью ⇒ Амортизация земли в бухгалтерском и налоговом учете в 2020 году). Принимая НМА к учету определяется это срок, исходя из следующих критериев:

  • Срока прав компании на результат интеллектуальной деятельности, либо средство индивидуализации, а также периода контроля на ним;
  • Срок ожидаемого использования, за который компания хочет получить экономическую выгоду.

То есть срок полезного использования актива можно определить в зависимости от того, какой срок действует исключительное право на товарный знак. Такой срок указывается в свидетельстве о регистрации знака, действует он 10 лет, причем срок един для любых стран. После того, как срок действия товарного знака истечет, его можно продлить.

Амортизацию проводят одним из приведенных способов:

  • Линейным;
  • Уменьшаемого остатка;
  • Списания стоимости пропорционально объемам продукции или работ.
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Какой способ амортизации выбрать зависит от ожидаемых экономических выгод при использовании актива, в том числе выгода от его продажи. Если при расчете ожидаемых поступлений будущих выгод не надежен, амортизацию проводят линейным способом. Способ при этом может быть изменен, если изменились результаты ожидаемой экономической выгоды.

Необходимо ли вносить изменения в наименование правообладателя в связи с приведением организационно-правовой формы в соответствии с положениями Федерального закона № 99-ФЗ?

Таким образом, необходимость внесения в Реестры сведений об изменении наименования организационно-правовой формы правообладателя в силу Федерального закона № 99-ФЗ, отсутствует. Вместе с тем в случае заинтересованности правообладателя во внесении указанных изменений, необходимо представить заявление, оформленное согласно Приложению № 1 к Регламенту, уплатить предусмотренную пошлину, и, в случае необходимости, представить иные документы, исчерпывающий перечень которых указан в пункте 18 Регламента).

Перерегистрация товарного знака на другое юридическое лицо в 2020 году

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Читайте так же:  Страховые взносы какой налог федеральный или региональный в 2020 году

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

С письменного согласия правообладателя (иностранное юридическое лицо), выраженного не в лицензионном договоре, российская организация ввозит в РФ и реализует третьим лицам для дальнейшей перепродажи товар, маркированный товарным знаком. Правообладатель заинтересован в том, чтобы российская организация уполномочила лиц, приобретающих товар для дальнейшей продажи, использовать в связи с такой продажей принадлежащий правообладателю товарный знак и наименование правообладателя (в том числе на своих сайтах, бланках, буклетах и рекламной продукции). Правообладатель товарного знака — зарубежная компания, она имеет международную регистрацию товарного знака, в том числе в Роспатенте, и намерена разрешить использование товарного знака и своего фирменного наименования при реализации своего товара российскому дилеру. Обязательно ли заключение лицензионного договора между правообладателем и дилером на использование вышеуказанных прав, или достаточно письменного согласия правообладателя о предоставлении такого права?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Предоставление другому лицу права использования фирменного наименования не допускается.
Лицо, не являющееся правообладателем, может предоставить право использования принадлежащего правообладателю товарного знака третьим лицам только на основании сублицензионного договора и только в пределах тех прав и способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором, заключенным с правообладателем.
В приведенной ситуации само по себе использование третьими лицами товарного знака и фирменного наименования правообладателя третьими лицами не противоречит закону.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Ответ прошел контроль качества

12 апреля 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) В судебной практике представлен и иной подход (смотрите, например, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2017 г. N 11АП-15275/17).

Особенности перехода исключительного права на товарный знак при реорганизации правообладателя

Olivier26 / Depositphotos.com

Согласно нормам Гражданского кодекса все права и обязанности юридического лица в случае его присоединения к другой организации переходят к этой организации (п. 2 ст. 58 ГК РФ). Права на объекты интеллектуальной собственности – не исключение, и в законе прямо указано, что универсальное правопреемство, в частности реорганизация юридического лица, является одним из оснований перехода исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации без заключения договора с правообладателем (ст. 1241 ГК РФ). В то же время, если результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, права на которые передаются, подлежат государственной регистрации, и отчуждение исключительного права по договору, и его переход без заключения договора должны быть зарегистрированы в установленном порядке (п. 2 ст. 1232 ГК РФ). Несоблюдение этого требования влечет признание перехода исключительного права несостоявшимся (п. 6 указанной статьи).

Буквальное толкование данной нормы ведет к возникновению ситуаций, когда организация-правопреемник не может пользоваться полученными правами, например, на товарный знак, пока не зарегистрирует переход прав. Именно такая проблема возникла у ООО «Т», безуспешно попытавшегося продлить срок действия исключительного права на товарный знак, зарегистрированный организацией-правопредшественником. Дело дошло до Конституционного Суда Российской Федерации, который определил, какие нормы ГК РФ в этом случае имеют приоритет: о переходе прав к правопреемнику с момента окончания реорганизации юридического лица или о необходимости регистрации перехода прав на товарный знак (Постановление КС РФ от 3 июля 2018 г. № 28-П). Рассмотрим данное дело поподробнее.

Фабула дела

КРАТКО

Требования заявителя: Признать неконституционным п. 6 ст. 1232 ГК РФ в той части, в которой он ограничивает право организации-правопреемника использовать полученное в результате реорганизации правообладателя в форме присоединения исключительное право на товарный знак до момента регистрации в Роспатенте перехода этого права.

Суд решил: Указанная норма не противоречит Конституции РФ, поскольку ее применение невозможно в отрыве от иных положений кодекса, определяющих общий порядок перехода прав при реорганизации юридического лица. Таким образом, при присоединении одного юридического лица к другому исключительное право на товарный знак считается перешедшим к последнему не с момента регистрации этого перехода, а с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенной организации.

По общему правилу для продления срока действия исключительного права на товарный знак на 10 лет правообладатель должен подать соответствующее заявление в течение последнего года этого срока. Однако подача такого заявления допускается также в шестимесячный период с момента окончания срока действия исключительного права – по соответствующему ходатайству правообладателя (п. 2 ст. 1491 ГК РФ). На основании этого положения ООО «Т» направило в Роспатент ходатайство о предоставлении дополнительных шести месяцев для подачи заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак, истекшего 28 июля 2015 года, и само заявление о продлении этого срока (документы были получены ведомством 27 января 2016 года). Уведомлениями от 9 декабря 2016 года Роспатент оповестил заявителя об отказе в удовлетворении ходатайства и в рассмотрении заявления на том основании, что они были поданы не правообладателем соответствующего товарного знака, а лицом, считающим себя его правопреемником.

Стоит отметить, что 12 августа 2016 года ООО «Т» подавало в ведомство еще и заявление о государственной регистрации перехода исключительного права на товарный знак от ООО «З», являющегося согласно записи в Реестре товарных знаков и знаков обслуживания РФ (далее – Реестр) его правообладателем, к ООО «Э» – в связи с присоединением к нему правообладателя, а от ООО «Э», присоединенного впоследствии к ООО «Т», – к последнему. Однако в удовлетворении этого заявления ему также было отказано по причине неуплаты госпошлины за регистрацию перехода права, причем уведомление об отказе было направлено заявителю за день до выше указанных отказных уведомлений – 8 декабря 2016 года.

Читайте так же:  Решение единственного участника о покупке недвижимости образец в 2020 году

ООО «Т» посчитало решение Роспатента об отказе в рассмотрении заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак незаконным и обжаловало его в СИП. Рассмотрев соответствующее дело, суд пришел к следующим выводам:

На основании изложенного суд признал отказ Роспатента в удовлетворении ходатайства о предоставлении шести месяцев по истечении срока действия исключительного права на товарный знак для подачи заявления о продлении этого срока и последовавший с связи с этим отказ в рассмотрении заявления о его продлении незаконными (решение СИП от 19 июня 2017 г. по делу № СИП-157/2017). Кроме того, он обязал ведомство вернуться к рассмотрению поданного ходатайства и в случае его удовлетворения рассмотреть заявление о продлении срока действия права на товарный знак.

Позиция кассационной инстанции

Как формируется последняя бухгалтерская отчетность реорганизуемой организации, узнайте из Энциклопедии решений интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Рассматривая кассационную жалобу Роспатента на указанное выше решение суда, СИП пришел к выводу о наличии противоречия в нормах ГК РФ, а именно: между положениями п. 2 и п. 6 ст. 1232 ГК РФ, предусматривающими, что исключительное право принадлежит правопреемнику только с момента государственной регистрации его перехода, и абз. 2 п. 4 ст. 57, п. 2 ст. 58 ГК РФ, из которых (с учетом позиции, отраженной в абз. 3 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25) следует, что все права и обязанности присоединенной организации, в том числе в отношении подлежащих государственной регистрации объектов, переходят к правообладателю после завершения процедуры реорганизации, то есть с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. Данное противоречие, по мнению суда, не позволяет установить принадлежность и обеспечить защиту исключительного права при универсальном правопреемстве до регистрации его перехода к правопреемнику. В связи с этим он приостановил производство по делу и направил в КС РФ запрос о проверке конституционности п. 6 ст. 1232 ГК РФ.

В своем обращении суд подчеркнул, что ранее уже рассматривал возникающие по причине существующей неопределенности споры о том, прекращается ли правовая охрана товарных знаков в отсутствие регистрации перехода исключительного права правопреемнику, может ли правопреемник реорганизованной организации осуществлять исключительное право и в каком объеме, возможно ли зарегистрировать несколько переходов права по заявлению последнего правопреемника (решение СИП от 23 июля 2013 г. по делу № СИП-161/2014, решение СИП от 17 октября 2014 г. по делу № СИП–270/2014, решение СИП от 23 июня 2017 г. по делу № СИП-524/2016). По итогам их рассмотрения суд установил, что исключительное право при реорганизации юридического лица точно не прекращается, а переходит к правопреемнику, но до регистрации перехода действует не в полном объеме – например, его отчуждение или предоставление права использования товарного знака по лицензионному договору в этот период является невозможным. При этом заявление о переходе исключительного права без заключения договора может подать сам правопреемник, если указанное в Реестре в качестве правообладателя лицо не успело это сделать до прекращения деятельности и внесения записи об этом в ЕГРЮЛ.

Таким образом, судебная практика допускает возможность осуществления исключительного права правопреемником до государственной регистрации его перехода, но не распоряжения им. В рассматриваемом же деле ООО «Т» речь идет именно о распоряжении правом, поскольку организация просит продлить срок его действия. СИП отметил, что, хотя распоряжаться правом может только правообладатель, указанный в качестве такового в Реестре, невозможность подать заявление о продлении срока действия исключительного права или ходатайства о предоставлении дополнительного времени для его подачи до регистрации перехода права к правопреемнику может стать причиной пропуска срока для направления этих заявления и ходатайства и в итоге – утраты исключительного права. С большой вероятностью это может произойти в случаях с неоднократным правопреемством. В то же время применение только общих норм о правопреемстве в случае реорганизации (ст. 58 ГК РФ), по мнению суда, может нивелировать значение записей в Реестре.

Неопределенность в вопросе о том, кто является правообладателем в период, когда указанной в Реестре в качестве правообладателя организации уже не существует, а переход права к правопреемнику еще не зарегистрирован, создает сложности и для третьих лиц, считает СИП. Так, непонятно, к кому они могут предъявить, например, иск о досрочном прекращении товарного знака вследствие его неиспользования. Проблемы также могут возникнуть с заменой стороны в уже начатом судебном процессе с участием первоначального правообладателя: если правопреемство будет считаться завершенным с момента регистрации перехода исключительного права, то в период со дня завершения реорганизации до этого момента заменить сторону не получится, подчеркнул суд.

Таким образом, по мнению СИП, п. 6 ст. 1232 ГК РФ о признании перехода исключительного права несостоявшимся при отсутствии его регистрации справедливо было бы применять только к ситуациям, когда право передается по договору, так как в этом случае до момента регистрации оно может реализовываться указанным в Реестре правообладателем.

Позиция КС РФ

Рассматривая запрос СИП, Суд анализировал п. 6 ст. 1232 ГК РФ во взаимосвязи с другими положениями кодекса, определяющими общий порядок перехода прав при реорганизации юридических лиц. В частности, он основывался на ряде своих, изложенных ранее, позиций: об отсутствии сомнений в том, кто является правопреемником организации в случае ее присоединения к другому юридическому лицу (Постановление КС РФ от 1 марта 2012 г. № 5-П) и обусловленности перехода прав и обязанностей присоединенной организации именно с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении ее деятельности необходимостью обеспечить непрерывность осуществления этих прав и обязанностей (Определение КС РФ от 7 декабря 2010 г. № 1620-О-О).

Тем не менее существующий общий порядок перехода прав не исключает возможности установления определенных условий, при которых правопреемник сможет осуществлять полученные права в полном объеме, подчеркнул Суд. Одним из таких условий является государственная регистрации перехода права, поэтому требование о необходимости такой регистрации для совершения уполномоченным органом юридически значимых действий по обращению правообладателя является оправданным.

Читайте так же:  Прошу предоставить мне ежегодный очередной оплачиваемый отпуск в 2020 году

В то же время признание перехода права состоявшимся только с момента его регистрации Роспатентом привело бы к тому, что со дня прекращения деятельности правопредшественника до дня этой регистрации право оставалось бы без правообладателя, а значит, и без судебной защиты, что нельзя расценивать иначе, как нарушение имущественных прав и правопреемника, и иных лиц, считает Суд.

Исходя из этого КС РФ прямо указал, что в случае присоединения юридического лица к другой организации исключительное право переходит к последней как к правопреемнику и подлежит защите с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного лица, но для реализации полномочий, предусмотренных содержанием этого права, в полном объеме требуется государственная регистрация его перехода. Важно, как отмечает Суд, что на осуществление регистрации перехода права на товарный знак не влияет тот факт, что лицо, чьи права правопреемник получил, не регистрировало переход к нему соответствующего исключительного права.

При этом КС РФ не исключает возможности установления федеральным законодателем конкретного срока, в течение которого необходимо зарегистрировать переход исключительного права на товарный знак в порядке универсального правопреемства, а также последствий несоблюдения этого срока – соразмерных и не допускающих прекращения права помимо воли правообладателя.

Важное значение имеет и мнение Суда о возможности единовременного рассмотрения Роспатентом заявления о регистрации перехода исключительного права на товарный знак и заявления о продлении срока действия этого права. Сложившаяся к настоящему времени практика показывает, что патентное ведомство, основываясь, в частности, на требовании об указании в заявлении о продлении срока действия товарного знака правообладателя в соответствии с включенными в Реестр сведениями (п. 17 Административного регламента), одновременно указанные вопросы не рассматривает. В результате существенно увеличивается время, необходимое организации-правопреемнику для продления срока действия права, полученного от присоединившегося к нему юридического лица, хотя в этом случае не составляет труда убедиться в том, что именно она является правопреемником правообладателя, указанного в Реестре, – с помощью данных из ЕГРЮЛ. Поэтому КС РФ не просто обратил внимание на целесообразность одновременного рассмотрения заявления о регистрации перехода исключительного права на товарный знак при реорганизации юридического лица в форме присоединения и заявления о продлении срока действия этого права – с сохранением пошлины за каждое из этих действий, но и отметил, что соответствующие изменения могут быть внесены в законодательство.

Таким образом, КС РФ четко указал, что в случае присоединения одного юридического лица к другому исключительное право на товарный знак считается перешедшим к последнему с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенной организации. А выполнение специального требования о регистрации перехода этого права определяет момент, с которого возможна реализация составляющих его правомочий в полном объеме. Иное толкование в правоприменительной практике не допускается.

О смене правообладателя товарного знака

Какие государственные/муниципальные органы (службы, ведомства) должны уведомляться о смене правообладателя товарного знака или заключении в отношении товарного знака лицензионного договора?

Уведомлять необходимости нет. Но нужно регистрировать такие действия в Роспатенте.

Это связано с тем, что при несоблюдении требования о государственной регистрации, если она обязательна, предоставление права использования считается несостоявшимся (п. 6 ст. 1232 ГК РФ).

Регистрировать необходимо только само право использования товарного знака, а не лицензионный договор. Порядок подачи заявления и его форма установлены Приказом Минэкономразвития России от 10.06.2016 № 371.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

«Вместо договора нужно регистрировать предоставление права использования

Теперь сами по себе лицензионные договоры не подлежат госрегистрации. Зарегистрировать может понадобиться факт предоставления права использования объекта интеллектуальной собственности (абз. 2 п. 2 ст. 1235 ГК РФ, подп. «а» п. 7 ст. 3 Закона № 35-ФЗ).

Случаи, когда требуется регистрация такого факта, совпадают со случаями, при которых до 1 октября 2014 года было нужно регистрировать лицензионный договор. А именно: регистрация необходима, если государственной регистрации подлежит объект интеллектуальной собственности, в отношении которого заключают лицензионный договор (п. 2 ст. 1232 ГК РФ).

Примеры ситуаций, когда требуется зарегистрировать предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности

В настоящее время регистрации подлежит предоставление права использования следующих объектов (п. 2 ст. 1232, абз. 2 п. 2 ст. 1235 ГК РФ):

 товарных знаков* и знаков обслуживания (ст. 1480, п. 2 ст. 1490 ГК РФ, п. 149 ст. 3 Закона № 35-ФЗ)».

2. Постановление Арбитражного суда СЗО от 19.06.2015 № А05-313/2012

«Исходя из положений пункта 6 той же статьи 1232 ГК РФ несоблюдение требования о государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, либо договора о предоставлении другому лицу права использования такого результата или такого средства, влечет недействительность соответствующего договора. При несоблюдении требования о государственной регистрации перехода исключительного права без договора такой переход считается несостоявшимся.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 165 ГК РФ несоблюдение в случаях, установленных законом, требований о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.*

Согласно положениям статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, при рассмотрении настоящего дела суды первой и апелляционной инстанций правильно применили к спорным правоотношениям нормы материального права».

Перерегистрация товарного знака на другое юридическое лицо в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here