Отказ в возбуждении уголовного дела по малозначительности в 2020 году

Самое важное в статье: "Отказ в возбуждении уголовного дела по малозначительности в 2020 году". Актуальность информации вы всегда можете проверить, задав вопрос дежурному специалисту.

35% потерпевших не смогли добиться расследования совершенных в отношении них преступлений

В 2013 году в России было возбуждено 1 761 545 уголовных дел, а по 6 703 235 заявлениям были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Зафиксировано снижение количества возбужденных уголовных дел с одновременным ростом показателя отказов в возбуждении уголовных дел. Однако, насколько официальная статистика МВД отражает реальное положение с преступностью в России?

Мы опросили своих пользователей, совершались ли в их отношении в 2013 году преступления, по которым не были возбуждены уголовные дела по различным причинам?

Результаты опроса распределились следующим образом.

Как выяснилось, в отношении 62% опрошенных не совершались преступления в 2013 году. Таким образом, более чем каждый третий россиянин (38%) считает себя пострадавшим от преступлений в 2013 году. Респонденты, которым посчастливилось не попасть в число потерпевших, комментируют свое везение следующим образом: «И слава Богу», «Я жила в нормальной стране, но теперь не знаю, как будет», «Моя семья законопослушная». Последний комментарий особенно удивителен – прямой взаимосвязи законопослушности потерпевших с совершением преступлений все же нет. Законопослушность, к сожалению, никак не защищает от квартирных краж или грабежей.

Еще 7% потерпевших самостоятельно решили не обращаться в полицию, посчитав это бесполезным, либо не доверяя сотрудникам полиции. Один из респондентов пояснил это тем, что «Была кража с дачного участка«.

Безуспешно пытались вызвать полицию и подать заявление о совершении преступления 5% опрошенных. Сотрудники полиции либо не приезжали на вызов, либо под надуманными предлогами не принимали заявление о преступлении. Комментарии респондентов имеют общую тональность безнадежности: «Мы никому не нужны. «.

У 4% респондентов заявления были приняты, однако процессуальную проверку по ним проводить отказались под предлогом того, что заявления о преступлении являются «обращениями» и не содержат сведений о преступлениях. При этом просто игнорируются факты того, что направленные следователю документы именуются как «Заявление о преступлении», содержат все необходимые реквизиты и требование провести проверку в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Лишь по заявлениям 3% респондентов, пострадавших от совершения преступлений, возбуждены уголовные дела и расследование по этим преступлениям ведется. Тем не менее, респонденты оставили к данному варианту ответа один комментарий и тот с изложением претензий к правоохранительным органам: «Дело переквалифицировали, даже не поставив потерпевшего в известность«.

Время проведения опроса: 17-23 февраля 2014 года
Место проведения опроса: Россия, все округа
Размер выборки: 505 респондентов

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Новый порядок рассмотрения обращений в системе МВД России: сравнение закона и инструкции
28 января 2014 года вступил в силу Приказ МВД России от 12 сентября 2013 г. № 707 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации». Согласно данному приказу, Инструкция об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации утверждена и введена в действие в целях установления в системе МВД России единого порядка рассмотрения обращений.

Основания отказа в возбуждении уголовного дела

При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела следователь, орган дознания, дознаватель выносят постановле­ние об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 148 УПК).

Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям (ст. 24 УПК РФ):

    1. отсутствие события преступления;
    2. отсутствие в деянии состава преступления;
    3. истечение сроков давности уголовного преследования;
    4. смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев реабилитации умершего;
    5. отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 Кодекса;
    6. отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 части первой ст. 24 Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица.

Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК) оз­начает отсутствие самого факта общественно опасного деяния (например, при рассмотрении заявления о краже будет установлено, что собственник денег передал их другому лицу, не сооб­щив об этом членам своей семьи).

Отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) озна­чает, что сам факт общественно опасного деяния установлен, но он не содержит всех признаков, указанных в уголовном законе применительно к конкретному преступлению. Отсутствие соста­ва преступления может быть признано основанием для отказа в возбуждении уголовного дела в тех случаях, когда сам факт про­тивоправного деяния установлен, однако:

    • действия этого лица носили правомерный характер (необходимая оборона — ст. 37 УК; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, — ст. 38 УК; крайняя необходимость — ст. 39 УК; физическое или психическое принуждение — ст. 40 УК; обосно­ванный риск — ст. 41 УК; неисполнение приказа или распоря­жения — ст. 42 УК и ряд других случаев);
    • событие явилось ре­зультатом действий данного лица, однако отсутствует один из обязательных элементов состава преступления (например, пре­ступление совершено по неосторожности, а уголовная ответст­венность возможна в случаях умышленной вины).

Состав преступления отсутствует, в частности, в случаях:

  1. малозначительности деяний, не представляющей общест­венной опасности (ч. 2 ст. 14 УК);
  2. приготовления к преступлению, не отнесенного к катего­рии тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 2 ст. 30 УК);
  3. добровольного и окончательного отказа лица от доведе­ния преступления до конца, если фактически совершенное им деяние не содержит иной состав преступления, а также в иных специальных случаях, предусмотренных для организатора, под­стрекателя и пособника преступления (ст. 31 УК);
  4. совершение запрещенного уголовным законом деяния в состоянии невменяемости (ст. 21 УК);
  5. недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК, ч. 3 ст. 27 УПК);
  6. совершение деяния, преступность и наказуемость которо­го были устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК).
Читайте так же:  Установленная продолжительность перерыва коммунальных услуг в 2020 году

Отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в дея­нии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) допускается лишь в отношении конкретного лица и при наличии достаточ­ных данных, не требующих доказательств, получаемых в про­цессе расследования.

За истечением сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК) решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается с учетом требований ст. 78 УК о сроках дав­ности и порядке их исчисления. Эти сроки исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового пре­ступления сроки давности по последнему преступлению исчис­ляются самостоятельно. Течение сроков давности приостанав­ливается, если лицо, совершившее преступление, скрывается от следствия и суда. В этих случаях течение давности возобновля­ется с момента задержания лица или явки с повинной. Однако лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности и, соответственно, не может быть возбуждено уголовное дело, если со времени совершения преступления прошли установ­ленные законом сроки (ч. 1 ст. 78 УК) и давность не была пре­рвана совершением нового преступления.

Вопрос о применении давности к лицу, совершившему пре­ступление, за которое может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяет­ся лишением свободы. По таким материалам уголовное дело возбуждается в обязательном порядке.

Смерть лица, совершившего преступление (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), выступает основанием для отказа возбуждения уголов­ного дела при условии, что нет необходимости в производстве по уголовному делу для реабилитации умершего. При решении о возбуждении уголовного дела лицо, совершившее преступле­ние, не имеет процессуального статуса подозреваемого или об­виняемого, но налицо — достаточные основания полагать, что именно это лицо совершило преступление и подлежит уголов­ной ответственности.

Отсутствие заявления потерпевшего (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК) выступает самостоятельным основанием отказа в возбуждении уголовного дела при условии, что уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по заявлению потерпевшего . Пере­чень преступлений, уголовные дела которых возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, приведен в ч. 2 и 3 ст. 20 УПК (умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета, а также дела частно-публичного обвинения). Исключение составляют случаи, когда преступле­ние совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не мо­жет защищать свои права и законные интересы, в том числе и в случае совершения преступления лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20 УПК).

Отсутствие заключения суда о наличии признаков преступле­ния в действиях одного из лиц, указанных в ч. 1 ст. 448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалифи­кационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела в отношении одного из лиц, указанных в ч. 1 ст. 448 (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК), как основание для отказа в возбуждении уголов­ного дела впервые введено УПК.

Отказ в возбуждении уголовного дела, согласно ч. 5 ст. 148 УПК, может быть обжалован прокурору, руководителю следст­венного органа и в суд в порядке, установленном ст. 124 и 125 УПК. Возможность подачи жалобы на отказ в возбуждении уго­ловного дела каким-либо сроком не ограничена. Сам заявитель вправе определить, обжалует ли он решение прокурору, руко­водителю следственного органа или в суд.

Прокурор лишен полномочия непосредственно принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела (так же как и о возбуждении уголовного дела), об отмене решений о возбуж­дении либо об отказе в возбуждения уголовного дела, вынесен­ных следователем. Прокурор наделен полномочиями надзирать за законностью, обоснованностью вынесения дознавателем, следователем постановления об отказе в возбуждении уголов­ного дела путем рассмотрения жалоб на решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

На Кубани следователя будут судить за незаконный отказ от возбуждения уголовного дела

В Мостовской районный суд Краснодарского края направлено уголовное дело в отношении 45-летней следователя отдела полиции, обвиняемой по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры региона. По данным источника „Ъ-Юг“ в правоохранительных органах, речь идет об Оксане Глущенко.

По данным прокуратуры, следователь проводила проверку по сообщению о том, что двое 17-летних подростков украли спортивную куртку у 17-летнего парня. Следователь должна была возбудить уголовное дело по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж, т. е. открытое хищение чужого имущества), отнесенного к категории тяжких, однако убедила потерпевшего отказаться от претензий к лицам, совершившим преступление. 7 мая 2018 года следователь вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, указав в нем недостоверные сведения о непричастности одного из подростков к совершению преступления, при этом действия второго сотрудница полиции квалифицировав как не содержащие признаков преступления в силу малозначительности.

«Несвоевременное привлечение указанного подростка к уголовной ответственности и неприменение к нему меры пресечения впоследствии привело к совершению им c 13 на 14 мая 2018 года изнасилования и убийства потерпевшей в составе группы лиц по предварительному сговору на территории поселка Псебай»,— отмечается в сообщении.

Следователь не признает свою вину. Ей грозит до четырех лет тюрьмы.

Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с малозначительностью ущерба

Ссылку суда апелляционной инстанции на то, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не свидетельствует о причинении вреда автомобилю истца при заявленных обстоятельствах, нельзя признать правильной. В названном постановлении указывается, что ущерб автомобилю истца был причинен, однако в связи с его малозначительностью событие преступления отсутствует, что было учтено судом первой инстанции при вынесении решения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 14 июля 2015 г. N 80-КГ15-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Г. И.А. к ОАО «наименование организации» о взыскании страхового возмещения по кассационной жалобе Г. И.А. на решение Чердаклинского районного суда Ульяновской области от 10 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г.

Читайте так же:  Расторжение трудового договора по инициативе работника образец в 2020 году

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав А.А.В., представителя Г. И.А., поддержавшего доводы жалобы, представителя ОАО «наименование организации» Я.А.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Г. И.А. обратился в суд с названным иском к ОАО «наименование организации», указав, что заключил с ответчиком договор добровольного страхования принадлежащего ему (Г. И.А.) транспортного средства по рискам «Ущерб», «Хищение». В период действия договора автомобилю были причинены множественные механические повреждения, в связи с чем истец обратился к ответчику с заявлением о получении страхового возмещения, однако до настоящего времени выплата не произведена. Просил суд взыскать в свою пользу с ОАО «наименование организации» страховое возмещение, утрату товарной стоимости автомобиля, компенсацию морального вреда, а также штраф и судебные расходы.

Решением Чердаклинского районного суда Ульяновской области от 10 июня 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Г. И.А. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 29 июня 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г. в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Г. И.А. принадлежит автомобиль , государственный регистрационный номер (л.д. 143 — 144).

24 октября 2013 г. автомобиль застрахован Г. И.А. в ОАО «наименование организации» по рискам «Ущерб», «Хищение». Срок действия договора с 24 октября 2013 г. по 23 октября 2014 г. Страховая сумма по данному договору составляет руб. (л.д. 8, 149).

Выгодоприобретателем по рискам «Хищение», «Ущерб» на условиях «полная гибель ТС» является ООО «Мерседес-Бенц Банк Рус» в части непогашенной задолженности страхователя, по остальным рискам — собственник ТС.

Договор страхования заключен на условиях «Правил страхования средств наземного транспорта», которые являются его неотъемлемой частью.

В соответствии с п. 3.2 Правил страхования средств наземного транспорта ОАО «наименование организации» от 18 января 2013 г. одним из рисков, по которому производится страховое возмещение, является повреждение автомобиля в результате противоправных действий третьих лиц.

7 ноября 2013 г. Г. И.А. на автомобиле обнаружены механические повреждения (л.д. 196).

11 ноября 2013 г. истец обратился к ответчику с заявлением о страховом событии (л.д. 142).

12 декабря 2013 г. истец предъявил ответчику письменную претензию, в которой просил выплатить ему страховое возмещение в размере руб. коп. с учетом оценки, произведенной ИП З.Р.Н., по определению стоимости восстановительного ремонта и утраты товарной стоимости принадлежащего ему автомобиля (л.д. 22).

Однако выплата страхового возмещения произведена не была.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что заключенный сторонами договор добровольного страхования в части выплаты страхового возмещения путем ремонта на СТОА по направлению страховщика не противоречит требованиям закона, ремонт автомобиля не был произведен не по вине ответчика, а в связи с нежеланием самого истца; письменного согласия ООО «Мерседес-Бенц Банк Рус» на выплату истцу страхового возмещения по калькуляции страховщику представлено не было, в связи с чем оснований для взыскания страхового возмещения в денежном выражении не имеется.

Судебная коллегия, оставляя решение суда первой инстанции без изменения, пришла к выводу об отсутствии доказательств, свидетельствующих о наступлении страхового случая в соответствии с условиями заключенного между истцом и ОАО «наименование организации» договора страхования от 24 октября 2013 г., в связи с чем не имеется основания для взыскания со страховой компании требуемого страхового возмещения.

При этом судебная коллегия указала, что с учетом непредоставления экспертам по проведению автотехнической экспертизы, производство которой поручено судом АНО «НЭКЦ», фотоматериалов с места происшествия в электронном виде определить последовательность образования повреждений не представляется возможным, оснований полагать, что причиненный Г. И.А. ущерб возник при заявленных им обстоятельствах, не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г. принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 929 ГК Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу п. 2 ст. 9 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены ст. ст. 961, 963, 964 ГК Российской Федерации.

По смыслу указанных норм на истце-страхователе лежит обязанность доказать факт наличия страхового случая и размер причиненного ущерба. Ответчик-страховщик при несогласии с необходимостью выплаты обязан доказать наличие обстоятельств, освобождающих от выплаты страхового возмещения.

Видео удалено.
Читайте так же:  Протокол внеочередного общего собрания собственников многоквартирного дома в 2020 году
Видео (кликните для воспроизведения).

В соответствии со ст. 56 ГПК Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно ч. 1 ст. 196 ГПК Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

При рассмотрении настоящего дела судом требования приведенных положений закона выполнены не были, в апелляционном определении не установлены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, выводы суда не соответствуют материалам дела.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, установил, что страховой случай наступил, однако истец имеет право на возмещение путем проведения ремонтных работ, а не получения страхового возмещения в денежном выражении. Суд апелляционной инстанции, не опровергнув выводы нижестоящего суда, пришел к выводу, что доказательств наступления страхового случая ответчиком не представлено.

Между тем, сторонами факт наступления страхового случая не оспаривался. В частности, ответчик не отрицал наступление страхового случая по заявленным обстоятельствам, автомобиль был осмотрен страховщиком перед страхованием в рамках добровольного страхования и после наступления страхового случая, в ходе которого были выявлены заявленные повреждения, однако суд апелляционной инстанции оценку данному обстоятельству не дал.

Ссылку суда апелляционной инстанции на то, что постановление УУП ОП N 4 об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 ноября 2013 г. не свидетельствует о причинении вреда автомобилю истца при заявленных обстоятельствах, нельзя признать правильной. В названном постановлении (л.д. 7, 196) указывается, что ущерб автомобилю Г. И.А. был причинен, однако в связи с его малозначительностью событие преступления отсутствует, что было учтено судом первой инстанции при вынесении решения.

При рассмотрении дела суд апелляционной инстанции также не дал оценки тому, что кредит на момент вынесения решения был полностью погашен, что подтверждается соответствующим заявлением ООО «Мерседес-Бенц Банк Рус» (л.д. 223), в связи с чем письменного согласия банка на выплату истцу страхового возмещения не требовалось. На данное обстоятельство ссылался заявитель в апелляционной жалобе.

Допущенные судом апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 26 августа 2014 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором. Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г. Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет. В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению. КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке. КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки. С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

Читайте так же:  Характеристика на системного администратора для награждения в 2020 году

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц. В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще. Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным. «Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела. «Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат. Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела. В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь. Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Дело № 1-53/2010

с. Фёдоровка 25 ноября 2010 г.

Фёдоровский районный суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующей судьи Ишхузиной В.Н.,

с участием государственного обвинителя прокуратуры Фёдоровского района Республики Башкортостан Шукюрова А.Н.,

подсудимого Сайкина Л.А.,

защитника Никифорова Д.Ф., представившего удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

при секретаре Рамазановой Д.Р.,

а также с участием потерпевшего ФИО1,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело в отношении:

САЙКИНА , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, ,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ,

Органами предварительного следствия Сайкину Л.А. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ — кражи чужого имущества с незаконным проникновением в жилище при следующих обстоятельствах:

ДД.ММ.ГГГГ около часов в с. Фёдоровского района РБ Сайкин Л.А. из корыстных побуждений, направленных на тайное хищение чужого имущества, подошёл к дому № по , принадлежащему ФИО1, и умышленно, сознавая незаконность и противоправность своих действий, с целью хищения чужого имущества, незаконно проник в дом через проём в оконной раме веранды дома, на которой отсутствовало стекло и похитил оттуда продукты питания, принадлежащие ФИО1, а именно: свежемороженую рыбу «Минтай» в количестве 1,5 кг., по цене 80 рублей за 1 кг, стоимостью 120 руб., сахар-песок в количестве 1,5 кг., по цене 39 руб. за 1 кг., стоимостью 58,5 рублей, и одну булку белого хлеба стоимостью 16 рублей. Сложив похищенные вещи в пакет вышел через дверь дома, и скрылся с похищенным с места преступления. Тем самым причинил ФИО1 ущерб на общую сумму 194 рубля 50 копеек.

Читайте так же:  Техническое заключение на перепланировку нежилого помещения в 2020 году

При ознакомлении с материалами уголовного дела Сайкин Л.А. заявил ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства.

В судебном заседании подсудимый поддержал своё ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства. Суду показал, что обвинение ему понятно, он согласен с предъявленным обвинением, данное ходатайство заявлено им добровольно, после консультации с защитником, он осознаёт характер и последствия заявленного им ходатайства, последствия принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства. Просил суд принять судебное решение в особом порядке и одновременно заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с малозначительностью, учитывая, что ущерб является небольшим, и им потерпевшему ущерб возмещён.

Защитник Никифоров Д.Ф. поддержал ходатайство подсудимого о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства. Также поддержал ходатайство подсудимого о прекращении производства по делу в связи с малозначительностью, на основании ч.2 ст. 14 УК РФ.

Потерпевший ФИО1 не возражал против рассмотрения дела в особом порядке и заявил о своём согласии на прекращение уголовного дела в связи с малозначительностью. Он также показал, что ущерб ему Сайкиным Л.А. возмещён в сумме 200 рублей в ходе предварительного следствия. В связи с этим отказался от гражданского иска.

Государственный обвинитель Шукюров А.Н. не возражал против рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства. Однако возражал против прекращения уголовного дела в связи с малозначительностью. Считал, что суд, разрешая данное ходатайство должен исходить не только из стоимости похищенного, но и значения похищенных продуктов питания для потерпевшего, учесть, что подсудимый похитил у потерпевшего — пенсионера последний кусок рыбы, последнюю булку хлеба и последний сахар.

Изучив материалы уголовного дела, заслушав участников процесса, Суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу; все условия принятия судебного решения в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, соблюдены. В связи с этим Суд считает возможным применить особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Изучив материалы уголовного дела, заслушав участников процесса, суд также считает ходатайствоподсудимого о прекращении производства по делу в связи с малозначительностью подлежащим удовлетворению, по следующим основаниям.

Согласно ст. 14 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ, преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (в ред. Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ).

Судом установлено, что подсудимый Сайкин Л.А., у которого обнаружены признаки ), и который по этому поводу состоит на учёте , незаконно проник в дом гр. ФИО1 по адресу: РБ, Фёдоровский район, с. , и похитил оттуда продукты питания, принадлежащие ФИО1, а именно: свежемороженую рыбу «Минтай» в количестве 1,5 кг., по цене 80 рублей за 1 кг, стоимостью 120 руб., сахар-песок в количестве 1,5 кг., по цене 39 руб. за 1 кг., стоимостью 58,5 рублей, и одну булку белого хлеба стоимостью 16 рублей., причинив ущерб ФИО1 на 194 руб. 50 копеек.

Это подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Сайкину Л.А. предъявлено обвинение в совершении этого деяния, и с этим обвинением подсудимый согласен.

В судебном заседании также установлено, что подсудимый возместил потерпевшему ущерб в ходе предварительного следствия, уплатив 200 рублей.

Изучив материалы уголовного дела, исходя из предметов хищения, количества похищенного, веса похищенного, его стоимости, которая намного менее размера мелкого хищения, составляющего д. XXX рублей, и минимального размера оплаты труда, составляющего с ДД.ММ.ГГГГ 4330 рублей, Суд приходит к выводу о том, что совершенное подсудимым действие, хотя формально и содержит признаки преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ — кражи, то есть тайного хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, в силу малозначительности не представляет большой общественной опасности, а потому не является преступлением.

Критерием оценки действий лица с точки зрения преступности является общественная опасность — способность деяния причинить вред общественным отношениям. Действия подсудимого не повлекли существенный вред объектам, охраняемым законом или угрозу причинения такого вреда, и не представляют большой общественной опасности.

В судебном заседании потерпевший ФИО1 заявил о своём согласии на прекращение уголовного дела в связи с малозначительностью. Потерпевший получает пенсию в размере рублей, по сравнению с которой, стоимость похищенного имущества так же является незначительной. Поэтому доводы государственного обвинителя о том, что подсудимый, похитив у потерпевшего последние продукты, оставил его без продуктов питания, являются необоснованными и несостоятельными. Кроме того, в материалах уголовного дела нет данных о том, что эти продукты являлись последними продуктами потерпевшего.

Суд считает, что степень общественной опасности совершённого подсудимым деяния настолько мала, что не является преступлением, и считает возможным прекратить уголовное дело в отношении него, в связи с малозначительностью.

В соответствии с ч.5 ст. 44 УПК РФ отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу, и влечет за собой прекращение производства по нему.

В связи с отказом потерпевшего (гражданского истца) от гражданского иска, производство по нему подлежит прекращению.

Руководствуясь статьями 14 УК РФ, п.2 ч.1 ст. 24, ч.5 ст. 44, ст. 254 п.1 УПК РФ, суд

Уголовное дело в отношении Сайкина по ст. 158 ч. 3 п. «а» ук РФ производством прекратить, на основании п.2 ч.1 ст. 24 упк РФ, в связи с малозначительностью.

Производство по гражданскому иску прекратить в связи с отказом гражданского истца ФИО1 от иска.

Копию настоящего постановления направить сторонам.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Постановление может быть обжаловано сторонами в Верховный Суд Республики Башкортостан в течение десяти дней со дня его провозглашения.

Отказ в возбуждении уголовного дела по малозначительности в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here